Понедельник, 01 июня 2009 15:27

Гадские водители

Оцените материал
(1 Голосовать)

Чудеса в этот день начались с утра. В раздевалку шоферов и механизаторов промбазы зашел прораб по земляным работам Евгений Соколов.
- Под Всеволожском, в дачном кооперативе у богатенького Буратинка кто хочет поработать? - спросил Женя. - Командировка небольшая не больше месяца.

Глава первая.

В современном Лукоморье

Чудеса в этот день начались с утра. В раздевалку шоферов и механизаторов промбазы зашел прораб по земляным работам Евгений Соколов.

- Под Всеволожском, в дачном кооперативе у богатенького Буратинка кто хочет поработать? - спросил Женя. – Командировка небольшая не больше месяца. Гонять туда КамАЗы каждый день из Питера и жечь солярку бесплатно шеф не разрешит. Придется ночевать на объекте. Нужны два водилы и экскаваторщик.

В раздевалке повисла тишина, молчание понятно: кому хочется трудиться у черта на куличках в отрыве от дома и семьи. Женя мгновенно понял ситуацию и сделал заманчивое предложение:

- Кроме зарплаты тем, кто согласится, сразу же выдам дополнительно командировочные и на три дня деньги на заправку.

Друзья Виталик Ребров и Богдан Сергеев переглянулись. За минуту до прихода прораба они обсуждали, у кого бы сшибить несколько рублей на обед и пиво, а тут все решается само собой – не было гроша, да вдруг алтын.

- Мы согласны, - сказал Ребров, - а кто из экскаваторщиков с нами поедет?

- А тут и выбирать не приходится, - ответил Женя, – свободен только экскаватор Саши Баркова. Вот Саша и будет третьим.

- Третьим нам Саша никогда не будет, - поморщился Богдан, – он не пьет.

- И очень хорошо, - обрадовался прораб. – Мне  там не нужны -  Еха, Тимоха и Колунай. Заказчик – серьезный папик. Под коттеджем решил в подвале устроить бассейн. Размер котлована 30 на 40 метров, а глубина его метров 10. Грунты в Лукоморье песчаные, а этот крендель желает до глины докопаться, чтобы дополнительную гидроизоляцию  на днище не делать.

- Жадюга твой хрюндель, - усмехнулся Богдан.

– Не жадный, а бережливый и умный, - вставил свое слово Ребров.

Только Женя, назвал папика не хрюнделем, а скренделем:

- Умный, умный, а дурак.  Такой глубокий котлован ему дороже станет, -  не согласился с другом Сергеев. – Нам ведь придется отложить съезд для спуска на дно  ямы  делать. А это дополнительные кубы для кренделя-хрюнделя.

- Мне заказчик платит не за кубометры вывезенного грунта, а делает почасовую оплату за отработанные машиносмены, - отмахнулся от водителей Соколов.

- Точно ты выразился – в Лукоморье едем, отметил Виталик. – Условия работы у папика сказочные.

- Да я не про пушкинское лукоморье имел в виду, - сказал Женя. – Это так район застройки под Всеволожском называется.

- Вот это да, какое поэтическое название для своего дачного кооператива новые буржуи придумали – Лукоморье, - изумился Саша.

- Да уж, - хмыкнул Богдан и скомандовал. – По машинам. Поехали.

Богдан оказался прав. Хрюндель был прижимистым мужичонкой, ярко выраженным скупердяем. Когда он отсчитывал Жене аванс от огорчения, что  со своими деньгами ему приходиться расставаться у Хрюнделя мелко-мелко тряслись руки.

- Жаден патологически, - отметил Виталий, когда друзья остались одни.

- Это не патология, - покачал головой Богдан. – Когда волк жадно жрет мясо своей жертвы – невинного агница, это не патология, а физиология. Хищник хочет, есть  потому-то, и загубил ягненка. Давайте-ка  ударно поработаем, а то отхряпает этот Хрюндель  нашу зарплату наполовину.  Он мне стал еще более неприятен.

- Ребята посмотрите-ка вон туда на горку, - встрепенулся вдруг Александр. – Только резко не поворачивайтесь и не сразу оба. Буржуй-то за нами в бинокль наблюдает.

Друзья по очереди взглянули на пригорок. Машина Хрюнделя уже скрылась за горизонтом, а сам он выполз на вершину горушки, и в стеклышках бинокля ярко поблескивало солнышко.

- Это хорошо, что мы заметили его «бдительность» сразу, - одобрил открытие Саши Ребров. Пусть папик следит за нами, а мы будем время от времени поглядывать на бугорок, не наблюдает ли Хрюндель за нашими действиями в бинокль. День большой…

Но обнаруживать слежку им не пришлось. Все свободная территория вокруг котлована была завалена кучками сваленного песка.  Да и не песок это был, а суглинок. Он прилипал к днищу, застревал, заклинивая задний борт, который болтался на верхних крючьях, заламывая кузов.  Машину приходилось дергать два-три раза, чтобы песок, мягко прошуршав по кузову, сваливался на землю.

- Молодцы ребята, - похвалил вечером бригаду Хрюндель. – надо бульдозер для планировки заказывать.

Он вытащил мобильный телефон и набрал номер Жени.

Прораб что-то долго объяснял Хрюнднлю и с каждым сказанным словом жени его и без того помрачневшее лицо становилось темнее.

- Ну и пройдоха же ваш прораб, - сказал он друзьям, закончив разговор. – Говорит, что трейлер для перевозки бульдозера, если он будет работать на объекте меньше 15 дней должен оплачивать я. В общем, насчитал мне за выполненную работу бульдозера вместе с доставкой его на объект и вывозом с объекта 20 тысяч рублей. С ума… сойдешь от такой суммы.

- Ну, зачем же так убиваться, Вячеслав Всеволодович – елейно улыбаясь, сказал Богдан Хрюнделю. – Мы и за полцены найдем механизм для планировки площадки. Может быть грейдер. Его машиносмена раза в три дороже, чем у бульдозера, зато он мобильный. Сам передвигается на собственных колесах. Проезжая Всеволожск, я видел, где-то грейдер. Поверьте моему честному, благородному слову, я его из-под земли достану.

- Ребята почти вся сумма в смете работы бульдозера составила его доставка на объект,  обрадовался и одновременно взмолился Хрюндель. – Найдите грейдер, пожалуйста, за пять тысяч…

- Нет, нет Вячеслав Всеволодович, - уперся Богдан – за пять тысяч ни один грейдерист сюда не поедет. А вот за семь с половиной, восемь тысяч думаю, что уговорю любого.

- Ну что же, делать нечего, грабители вы этакие, - вздохнул тяжело Хрюндель и полез трясущимися руками в барсетку за деньгами. – Вот тебе Сергеев семь с половиной тысяч. От сердца с кровью отрываю.

Папик укатил, а Богдан развернув веером пятихатки (пятьсот рублевые купюры), обмахивал ими свое лицо, как будто он вышел в жару на улицу из института благородных девиц. Приплясывая, напевал:

-  Лукоморье, Лукоморье, началися чудеса.

Как только исчез над пригорком блеск стеклянных линз бинокля, Ребров остановил рванувшегося в кабину КамАЗа Богдана:

- Погоди, дружище, не надо суетиться раньше времени. Зачем искать то, что нам совсем не нужно. Мы и без грейдера справимся! Саша ковшом экскаватора собьет верхушки на кучах, а мы с тобой колесами  КамАЗов  укатаем площадку. Только не будем залезать в рыхлый песок сразу двумя автомашинами. Один груженый будет с тросом дежурить на твердом грунте. В случае чего выдернет застрявшую пустую машину. А когда грунт уплотниться чуток, продолжим укатку гружеными КамАЗами.

Сказано-сделано. Работа закипела. Подспустив шины, чтобы поверхность соприкосновения колес с грунтом максимально увеличилась, КамАЗы мягко как на волнах покачиваясь, утюжили площадку. К обеду они выровняли ее.

-  Под ноль вывели, - сказал Саша. – Хватит прилизывать-то ее, начнем завозить грунт для второго слоя под планировку «грейдера».

Друзья расхохотались:

- Ишь ты, антиллигент-то наш, оказывается, хорошо воспринимает простой народный юмор. А на грудь, может, тоже примешь граммов по 170 водочки, - предложил Ребров.

Саша брезгливо сморщился:

- Водку не пью.

- Но от коньяка будет трудно отказаться. Тем более за чужой счет,  говаривал Папанов, пьют и трезвенники и язвенники, - сказал Богдан и опять помахал «веером», но уже перед носом экскаваторщика.

- От коньяка не откажусь, - махнул рукой Саша.

- Вот и ладненько, - утвердил решение экскаваторщика «кассир». – Полторы тысячи кладу в стабилизационный фонд (Богдан засунул часть денег в карман), а оставшуюся сумму разделил по-братски.

- Нет уж, нет уж, - торопливо одернул его Саша, знаю я твою братскую дележку. Трудно ее вспоминать без слез. Остальное делим поровну.

Виталлий вернулся с покупкой быстро и сообщил приятную новость:

- Теперь нам не страшны никакие происки империалистов и агентов иностранных разведок, которые  подло и тайно шпионят за нами из-за бугра. Джип с красивым номером из трех пятерок взят под наблюдение тремя местными пацанами за сто рублей и три бутылки пива в день они согласились дежурить посменно у бугра. Запишите их номера мобильных телефонов. Главное, чтобы у нас  «горючее» всегда было.

- Отлично, Константин, -  одобрил действия друга Сергеев.

-  Прекрасно, Григорий, - отозвался в ответ Ребров и собутыльники,  не таясь, уселись на травке трапезничать, пока не раздался необходимый сигнал пацанов:

- Едет ваш Хрюндель.

- Заказчик опять остался доволен работой, но подозрительно раздувая ноздри, принюхивался к запаху, которым благоухали водители:

- Гаишников что ли не боитесь?

- Мы же Вячеслав Всеволодович со строительной площадки ни-ни, - ответил за всех Виталий. – Неотлучно здесь находимся. Завтра грейдер опять вызывать придется, да вот беда он может подхалтуривать только после работы. А вы с 6 до полдевятого вечера своих детей в Питер на музыкальные занятия возите.  Поэтому завтра утром нам денежки для грейдериста оставьте.

- Зачем же вам деньги с утра, если механизатор будет работать вечером? Приеду с детьми домой и рассчитаюсь с ним.

- Ну что вы, он так не согласится. У него принцип – деньги вперед.

Утром пляска с веером и песня рок-музыканта и барда Богдана повторился. Барков Саша подслушал, что бормотал Хрюндель, выдавая деньги Богдану:

-  Вымогатели, гаденыши. Водители – расхитители.

- Какая низость с его стороны. Это нечестно. Сказал бы мне свои претензии прямо в глаза, нам такое оскорбление будет трудно пережить… без стакана. Виталик, у тебя роба не так перепачкана маслом. Сгоняй в магазин.

Но и Виталий, давясь от смеха, прежде чем забраться в кабину КамАЗа, высказал свое отношение по поводу недостойного поведения Хрюнделя:

- Я читал книжку «Адские водители». Там водители должны были привезти взрывчатку, нитроглицерин на буровую нефтяную вышку, где произошел пожар. Огонь нельзя было потушить водой – вышка находилась в пустыни. Требовался направленный взрыв колоссальной мощности. Но чтобы довести жидкий нитроглицерин в емкостях, который от любого неосторожного толчка при торможении может сдетонировать и взорваться отобрали пять водителей из тысячи. Им бросали на лобовое стекло куртку, неожиданно выпускали из-за скалы собаку, а претендент должен был не реагировать на внешний раздражитель и вести машину, как ни в чем не бывало. Премию, кто первым доставит нитроглицерин до вышки, обещали выдать немыслимую – 100 тысяч долларов. Четверо погибли, взорвались и только один остался в живых. Но когда счастливчик, получивший чек,  помчался на огромной скорости по  серпантину горных круч, мечтая о собственном бунгало  на берегу теплого моря, произошло несчастье. На машине  были перерезаны тормозные шланги. Адские водители не просто рисковали своей жизнью, они были обречены на смерть. Мы получаем не баснословные суммы в Лукоморье, но не рискуем своей собственной шкурой, как те бедолаги из «Адских водителей». Есть сказка Андерсена «Гадкий утенок» о том, как жалкий птенец превратился в прекрасного лебедя. Мы уже никогда не сможем повторить подвиг гадкого утенка и не станем прекраснее, чем есть на самом деле. Поэтому чего же вы обиделись на шипение Хряка-индюка  - гаденыш. Мы и есть не адские,  а гадские водители. Крутимся как ужи на сковородке и как змеи подколодные, пользуясь доверчивостью Хрюнделя, получаем вознаграждение ни за что ни про что. Чудеса.

- Ладно, Цицерон, - остановил разглагольствования Реброва Сергеев. – Душа горит, езжай в сельпо, не тяни волыну.


Чудеса продолжаются

Во время перекура и перекуса на стройплощадке появился незнакомый, но очень солидный импозантный мужчина:

- Ребята, это у вас свои собственные частные КамАЗы?

- Угу, угу, - закивал Богдан, так как у него рот был забит едой до отказа.

- А почему это вас так заинтересовало, почтеннейший. Надеюсь, вы не из налоговой полиции?

Незнакомец признался, что он пришел не с карающим мечом от правоохранительных органов, а с просьбой.

- Я тоже рядышком во Всеволожске дом строю, да дал немного маху. Весь грунт из котлована вывез на свалку, а теперь нечем пазухи у фундамента засыпать. Здесь же не грунт, а почти чистый песок. Вы ребятки шустрые, не смогли бы для меня несколько рейсов сделать?

- Почем? – деловито спросил захмелевший Саша Барков. Виталик вместо одной бутылки коньяка привез две бутылки водки. И перед самым обеденным перерывом Саша так близко подкопал песок под гусеницами, что, загружая КамАЗ Богдана, съехал в самим же отрытую яму. Да так шарахнул ковшом по машине Сергеева, и если бы в кузове не было загружено достаточно песка, то днище кузова клыки ковша изрядно бы повредили.

- По полторы тысячи за ходку.

- Но вы понимаете, что у нас могут быть неприятности и со служителями доблестной гибэдэдэ, - задал резонный вопрос Виталий.

- Конечно, конечно, - кивнул головой представительный мужчина. – Я все улажу. Ваши номера записал и не один гаишник вас не остановит.

- У матросов больше нет вопросов, - обрадовался Богдан. – Мы тотчас приступаем выполнять ваше задание.

На следующий день в обеденный перерыв их посетил другой паломник. Он был краток.

- Мне Александрович присоветовал к вам обратиться. Говорит, в Лукоморье  появились разбитные ребята, которые что угодно перевезут за умеренную плату. У меня после сноса развалюхи, которую я купил вместе с участком, осталась груда мусора. Предлагаю по две тысячи за ходку. Все-таки мусор грузить посложнее, чем песок.

- Приятно иметь дело с понятливыми, умными людьми, - сказал Виталий. – Показывайте дорогу  и фронт работ. Я еду за вашей машиной.

Мусор вывозили в поле за коровниками. В дверях одного увидели двух симпатичных девушек.

- С ними вести дипломатические переговоры придется тебе, - сказал Виталику Богдан. – Ты высокий, смазливый, молодой, а со мной, со старым перечником, они разговаривать не станут.

- Девочки, - окликнул доярок Ребров. – Попить по кружечке молочка не дадите?

Те, приветливо улыбаясь, кивнули, - заходите в гости.

Поставив пустой стакан на стол в раздевалке доярок, Виталий снова задал вопрос:

- Девчонки, а у вас нельзя будет вечерком в душе помыться?

- Тут немножко не совсем вкусно попахивает, - ответила Наташа и посоветовалась с подругой. -  Таня, ничего если ребята к нам домой вечерком приедут. Им ведь только помыться надо.

- Да, да, - подтвердил Богдан – нам только помыться, только помыться и ничего больше.

Вечером к одиноко сидящему в кабине пустого КамАЗа экскаваторщику подошел Хрюндель.

- А где твои два разгильдяя?

- На заправку уехали.

Через час заказчик приехал снова:

- И чем же они заправляются? Поеду, поищу.

Утром Хрюндель устроил друзьям выволочку:

- Не надо рассказывать сказки, хоть вы и работаете в   Лукоморье. Какие заправки, я видел ваш  КамАЗ у частного дома. Уже по бабам стали бегать?

- Вы что из полиции нравов?   - съязвил Виталик, а Богдан добавил:

-  Здоровые мужчины должны вести здоровый образ жизни.

- А не боитесь, что вас триппером наградят?

- Награды  нам не нужны, - отрезал Богдан. – Все равно или пропьем, или потеряем. Вячеслав Всеволодович свое наверстаем. Впереди два выходных – суббота и воскресенье. По сколько вы фирме платите за час? Восемьсот пятьдесят это круто. А мы с вас возьмем только по пятьсот наличными. В выходные вы все равно будете дома и посмотрите,  какие работящие водители трудятся в Лукоморье. Полюбуетесь  на наш ударный труд.

Удовлетворенный успешными переговорами на вполне выгодных условиях  Хрюндель удивился.

- Женя, - позвонил прорабу Виталик. – Нам на выходные домой бы съездить: перышки почистить, побриться, помыться, с женами повидаться. Так я думаю мы своим ходом на маршрутках доберемся. Надо быть рачительными, не сжигать зазря хозяйскую солярку.

Работали в субботу и полвоскресенья, как проклятые. При расчете у Хрюнделя руки не тряслись. Он даже неожиданно для самого себя проявил восторженные эмоции и, хлопнув в ладоши, заявил:

- Умеете и можете хорошо работать. Это у вас не отнять.

- А деньги тем более, - поддакнул ему Богдан, запихивая их в свой бездонный карман куртки.


А где у вас здесь кафетерий?

За следующую неделю котлован под купальный бассейн был почти вырыт, несмотря на постоянные левые рейсы. Песок Хряка возили всем желающим. Во вторник ехавших под шефе Виталика и Богдана впервые остановили гаишники. Богдан нетвердой походкой, но  твердо уверенный в своей правоте и безнаказанности  из-за обещания импозантного прикрытия их поездки по поселку в пьяном виде направился к патрульной машине ДПС.

Виталик переживал:

- Кажется, влипли. Импозантный обещал, но обещанного три года ждут, а выполняют обещание очень неохотно. А может быть эти из патрульной службы и не знают про их «льготные» номера?

Богдан  возвращался хмурый, с низкоопушенной головой.

- Ну что? Что тебе они тебе сказали? – торопливо, скороговоркой спросил Ребров. Оштрафовали? На сколько?

- Не оштрафовали, а цену нам они за ходку сбивают, - ответил Сергеев. – «Попросили» привезти два КамАЗа песка своему начальнику, но подешевле, по цене одной ездки – за полторы тысячи.

- Так разве это может нас испугать? – обрадовался Виталий. – Нашему бюджету это как слону дробинка, а рейтинг среди гаишников у нас оказывается настолько высок, что они просят песок привезти подешевле, а не требуют его бесплатно везти, на халяву.

- Ты как всегда прав, граф, - усмехнулся Богдан. – А граф был жулик.

Он сунул в руку Реброва листочек с адресом:

- Поедешь с грузом теперь первым ты. А то я опять буду «бригадирить».

Заулыбался после этих слов и Виталик.  «Бригадирить», по яркому выражению Богдана, означало то, что он, прикалываясь,  ехал по узкой дороге или улице виляя из стороны в сторону, не пропуская вперед следом идущие автомашины. Длинный «хвост» из грузовиков и легковушек Сергеев собрал такой неимоверной величины, что даже Ребров пожалел своих собратьев-водителей плетущихся сзади и попросил Богдана:

-  Ты бы побыстрее поехал. Посмотри сзади, сколько машин насобирали.

- Мне торопиться некуда: поспешить, людей насмешишь. А я и так первым еду.

Виталий задохнулся от смеха:

- А вы хам, сударь.

- Какой уж есть.

Рядом с командиром полка ДПС жил заместитель военного прокурора:

- Ребята,  - попросил он, – мне бы тоже пару машин песка не помешало. Почва на участке  торфянистая, а для помидоров нужна песчаная. Перелопачу песок с торфом – урожай будет.

Друзья согласились.

-Все выше и выше заказчиков наших полет, - прокомментировал звездную клиентуру Сергеев для приятеля, а работнику прокуратуры задал резонный вопрос:

- А не завязнем мы в вашем торфянике по самые помидоры?

- Думая, что нет, - ответил служитель Фемиды. -  А если, что товарищ вас выдернет, да и я окажу любую посильную помощь.

- Я верю вам больше, чем себе, - кивнул Богдан.

Виталий, ехавший, как и условились первым, быстро разгрузился и встал под экскаватор, дожидаться друга. Но ждать пришлось долго.

- Накаркал сам себе Богдан, наверно, застрял, - подумал Ребров. Загрузив песок, направился к прокурору. У него на даче Виталий увидел живописную картину.

Колеса КамАЗа Сергеева после пробуксовки полностью, по самые уши, зарылись в грунт. Богдан сидел на куче высыпанного им же песка и, покуривая сигарету «Мальборо», с интересом смотрел как зам. Прокурора лопатой откапывает возле затонувших шин грунт. Пот ручьем льется по лбу, шее, струится по лицу. Остановившись передохнуть, спросил:

- Богдан Анатольевич, как вы думаете, может быть, уже достаточно.

- Нет нужно еще метра два, по ходу движения прокопать. Иначе не выскочить, не выползти из вашей грязи, - вынес вердикт зам. Прокурору Сергеев. А подоспевшему Реброву прошептал:

- Копайте, Шура, копайте.

- Ты прекрати буреть-то, - не поддержал нахальное поведение друга Ребров. Взял вторую лопату и встал рядом помогать зам. Прокурору выполнять земляные работы. Столько грунта он в жизни не перелопатил бы если бы висящая в воздухе, как дамоклов меч мысль: вдруг Хрюндель приехал на объект – и, не обнаружив там друзей, отправится на их поиски.

Обрадовался, что приехал груженый, через полчаса  это обстоятельство пригодилось. Он легко выдернул пустой КамАЗ Богдана из болота.

Служитель Фемиды был справедлив и, признав свою вину, за задержку водителей по собственной справедливости и неосторожности. Рассчитался не скупясь – доплатил за вынужденный их простой.

Богдан смиренно забрал деньги и спросил с французским прононсом:

- А вы не подскажете, где здесь у вас в поселке кафэтэрий?

- Какой тут у нас кафетерий, - устало махнул рукой зам. Прокурора. – Здесь постучи в окно любого дома и покажи полтинник, вынесут без всякого промедления бутылку самогона.

- Спасибо за совет. Мы любим КВН, - отреагировал Сергеев.

- Что, что вы сказали? – не понял Богдана зам. Прокурора. – какой КВН, я  и не  собирался с вами шутить. В моих словах звучит только сермяжная правда о нашей суровой поселковой действительности.

- Да я тоже не собирался над вами подшучивать, - успокоил зам. Прокурора Богдан. – КВН – это так в народе самогон называют: коньяк, выгнанный ночью.

Сергеев не удержался и все же нанес служителю Фемиды небольшой такой малюсенький укольчик:

- Почему ночью, чтобы прокуратуре труднее было гонителя  за этим криминальным занятием застукать.

Саша Барков сначала отнекивался:

- Пейте сами эту отраву. Если коньяка не было, то хотя бы хорошей не палёной водки бы купили…

- Александр, не бузи! – остановил его возмущения Богдан. От сивухи в самогоне еще никто не умирал, а от паленой водки на тот свет пачками люди уходят. Мы   твоей не жаждем – пей.

Как всегда охмелевший Саша стал высказывать радикальные идеи:

- Поедем-ка друзья в Питер, домой на один вечерок, на побывку.

В воскресенье халтурили. Бабла в карманах не меряно. На буднях деньги рекой текут: надо их домой отвезти.

- Ай да, Сашка, ай да Сукин Сын – молодец, - воскликнул Виталий. – Такую сумму держать наличными в карманах неприлично. Обворовать могут, ограбить. Местные пацаны не для нас, а могут поставлять очередные даны, а против нас. Они-то видят, как мы сказочно живем и про молочные реки, текущие мимо кисельных берегов догадываются, настучат кому надо и алес. Прислушаемся к мудрому совету нашего философа. Съездим в Питер Богдан, ты не знаешь, где здесь остановка маршруток?

- Знаю – вон там за леском. Но сначала пойдем пивка попьем.

- Не стоит терять время, - уперся экскаваторщик.

-  Саша, не тарахти, мы же по пути пиво купим.

- В лесу?

- Да нет, как выйдем из лесополосы, сразу несколько ларьков с пивом и сигаретами в ряд выстроятся. Выбирай пиво и сигареты на любой вкус. В Лукоморье не только пиво – все есть.


Приключения бывают не только в Лукоморье

 

 

Смеркалось, поэтому гадские водители не стали  тратить время, чтобы переодеться в чистую цивильную одежду. Она так и осталась висеть на плечиках запертой  в кабине КамАЗа.

Когда трое мужчин бомжеватого вида вышли из леса, продавщица в ларьке загрустила. Эти грязные в рваной промасленной спецовке пьяненькие чужаки вряд ли пополнят полновесными денежными купюрами ее кассу. Насобирают мелочишку на бутылку дешевого пива и пачку таких же вонючих сигарет, от которых  кашель даже у рядом стоящих у ларька ее завсегдатаев.

- Ну чего тебе, ханурик, надо? – с пренебрежением спросила хозяйка торговой точки у Богдана.

- Мадмуазель, сударыня, выбирайте, пожалуйста, выражения, когда ведете разговор с состоятельными клиентами. Нам надо три баночки пива «Туборг-грин» и столько же пачек сигарет «Мальборо».

- Ты сначала деньги покажи, - начала фразу в том же агрессивно-хамоватом тоне сударыня и поперхнулась. Богдан достал из-за пазухи объемную пачку пятисоток.

- Мальчики, вы мои дорогие, ненаглядные, - запела величаво арию уже из другой оперы мадмуазель. – Чего же вам пивко из жестянки-то попить захотелось? У меня «Туборг-грин» в холодильнике стоит и в стеклянной таре.

- Это хорошо, давайте нам три бутылочки холодненького пивка, - сражу же согласился Ребров, но Богдан был неумолим:

- И три баночки «Туборга» доставайте тоже. Мы их с собой в маршрутку заберем.

- Может быть, к пиву сухих креветок или пакетики  кириешек возьмете? – засуетилась продавщица. – Чтобы я со сдачей вас не задержала. Маршрутка до метро в Питер отправляется через 2 минуты. Я вам их уже в пакет уложила.

Друзья схватили пакет, даже не поблагодарив сударыню за великолепное сервисное обслуживание, и бросились к маршрутке.

Через минут  двадцать  Виталий с хрустом смял осушенную до дна жестяную баночку и направился по проходу к водителю маршрутки. Они как раз проезжали мимо витрины продуктового магазина, какого-то поселка на трассе. А проехать мимо него Виталию не хотелось.

- Коллега, ты, что не слышишь, как внутренне заднее правое колесо хлопает о наружное.  Спустило на остановке или гвоздь уже на шоссе поймал? – озадачил  вопросом водителя маршрутки Ребров.

Он беспокойно наклонил голову набок, прислушиваясь к стуку, а ноги автоматически надавили сразу на две педали – сцепления и тормоза. Газель стала как вкопанная. Он ловко, как десантник БМП, выпрыгнул из кабины и помчался вокруг маршрутки на обочину. Стал осматривать колеса. Пнув его ботинком, зло, сверкая глазами, набросился на Виталика:

- Ты что же это врешь?!

- Тс-с-с, - приложив к губам палец, остановил истерику обманутого водителя Ребров. Держи пятисотку. Будешь орать, нас пассажиры за непредусмотренную остановку растерзают. Того гляди до закрытия метро можем не доехать. Но ты поменяй, поменяй колесо-то, домкратом побренчи, пока я в магазин за пивком сгоняю.

Таксист судорожными  движениями ухватил купюру и кивнул головой.

- Мухой слетай. Одна нога здесь, другая там. А то пассажиры не только вас растерзают и мне на орехи достанется.

- Не беспокойся, командир. Все будет тип-топ. Изображай бурную деятельность, я  через  три секунды уже буду сидеть в салоне.

В салоне Богдан по достоинству оценил поступок своего младшего товарища.

- Ну, у тебя и голова! Не голова, а Дом Советов. Я сначала и не сообразил что к чему… А с этим, что будем делать?

Богдан стряхнул со своего плеча голову заснувшего Саши Баркова.

- Я водиле пятисотку дал, - ответил Виталик, - чтобы он на станции Ржевка высадил «спящую красавицу». Посадим его на лавочку и когда он очухается и увидит знакомую местность, то на автопилоте до дома доползет. Место тут тихое. А вот нам в метро лезть в таком виде не резон. Менты  остановят, обшманают и плакали наши денюжки. Таксиста попросить развести нас по домам – опасно. Если вырубимся в машине  тоже удачи не видать. Вызывай к кольцу маршрутки Вовку Добрынина, пусть он на своей машине нас по домам развезет. Пообещай ему награду, от которой невозможно отказаться.


 

 

 

 

В поисках потерянного Лукоморья

Хмурые, небритые, но зато в чистой одежде трое приятелей встретились на следующее утро на выходе из метро.

- Ты хоть помнишь номер маршрутки, на которой мы  из лукоморья приехали? – спросил Богдан Виталия.

Ребров отрицательно покачал головой и тогда Сергеев ткнул кулаком в бок   Баркова, находящегося до сих пор в прострации.

- Нашел вчера вечером свой дом-то?  - и когда Саша кивнул, добавил. -  Так иди и ищи теперь маршрутку, идущую на Лукоморье.

Виталий посмотрел в мутные, бессмысленные глаза Баркова  и усмехнулся, пожалел товарища.

-  Тебе не водку, а кислое молоко через тряпочку пить надо. Пошли вдвоем поспрашиваем.

Когда они подошли с помятыми лицами, и тяжело дыша перегаром к  опрятно  одетой женщине, Саша, еле ворочая языком, спросил:

- Не подскажете, как нам в лукоморье попасть?  - Она шарахнулась от них в сторону, пробормотав:

- Нажрутся до чертиков, до белой горячки, а потом Лукоморье им подавай.

Другие прохожие или пожимали плечами на, как казалось им странные вопросы о Лукоморье, а кто-то даже покручивал пальцами у виска.

Помощь пришла оттуда, откуда они ее не ожидали. Молоденький сержантик милиции подошел к ним откозырнул, щелкнув каблуками, потребовал:

- Предъявите ваши документы.

- В чем дело сержант? Почему,  мы мирные граждане, а не террористы какие-то заинтересовали тебя?

- Вы уже полчаса крутитесь около метро и пристаете с непонятными вопросами к прохожим.

Ребров протянул водительские права и стал  объяснять:

- Вчера начальство срочно вызвало нас из командировки из Всеволожска. Там есть дачный кооператив Лукоморье, а мы на маршрутках туда ни разу не ездили, только на КамАЗах. Будь любезен подскажи, как нам попасть в сказку.

И сержант им подсказал.

До воскресенья гадские водители никаких левых заказов не брали. У Хрюнделя по лицу блуждала все эти дни удивленно-радостная, загадочная улыбка.

- Я уж подумал, не сглазили ли вас после поездки в Питер? -  сказал он, когда задание по отрывке котлована было выполнено в срок и с отличным качеством. – Кончилась раскачка, началась горячка и результат на лицо.  В понедельник буду бетон в фундамент заливать, но и для вас, только для водителей,  у меня есть новое задание. Нужно  завезти 60 КамАЗов растительного грунта на газоны. Озеленители грузят чернозем своим экскаватором. Поэтому звоните своему прорабу Жене, пусть он экскаватор Баркова вывозит на базу.

Саша загрустил, а Сергеев и Ребров расцвели в улыбке. Растительный грунт: чернозем вперемешку с зелеными травниками содранного бульдозером дерна на приусадебных дачных участках ценился дороже зеленых долларов США. Да, что там падающий в цене доллар… Дороже золота, из которого была сделана в сказочном Лукоморье висевшая цепь на дубе том.

Они же, как кот ученый, бродят третью неделю по кругу, по золотой цепи и, кажется, это движение их бесконечным, что оно никогда не закончится.


 

 

Второе дыханье


Хрюедль привез Сергеева и Реброва на поле, где был сбуртован терриконом чернозем.

 

 

- Поле чудес, - шепнул Виталий на ушко Богдану, – наш Буратино привез.

- А мы, значит, выходит с тобой Кот Базилио и лиса Алиса?- прыснул в кулак Богдан.

Хрюндель подозрительно посмотрел на них:

- Чего развеселились?

- Мы поражаемся, Вячеслав Всеволодович, нашей уникальной отечественной технике. – Богдан указал на экскаватор «Беларуська», этому трактору пора под пресс, а им собираются КамАЗы грузить. Зря вы поторопились Сашку-то в Питер отправить. Он бы нам в два  счета 60 КамАЗов загрузил.

Хрюндель поморщился недовольно:

- Я упрашивал председателя общества с ограниченной ответственностью разрешить мне своим механизмом загрузить грунт. Наотрез  отказался. Говорит, мы по талонам свой товар  отпускаем.   Учет, прежде всего.

- Против такого весомого аргумента  председателя ООО трудно спорить, - согласился Богдан и угодливо, но с плохо скрываемой издевкой повторил последнюю фразу Хрюнделя, -  учет, прежде всего.

Когда заказчик исчез, Богдан, вытащив из бардачка КамАЗа поллитровку водки и пустой стакан, постучал в кабину «Белоруськи». Из нее вылез замшелый, седой дед.

- Не возражаете, любезнейший, отметить наше знакомство, -  спросил старика Сергеев, протягивая ему стакан до краев налитой водкой. Наше совместное сотрудничество обещает быть продолжительным.

Когда экскаваторщик выпил, Богдан снова съязвил:

- По внешнему виду, мне кажется, вы и ваш механизм ровесники?

Дед на вопрос отвечать не захотел, а протянув стакан, потребовал:

- Ну ладно. Наливай еще сто грамм и больше не пытайся даже уговаривать меня, я на работе пить не буду.

- Да и мы тоже за рулем не пьем, - поддержал деда Виталик. – Когда  мы с Богданом выпиваем, то из-за руля выходим. На подножке кабины застолье устраиваем.

Дед на удивление друзей работал прекрасно. Четкие движения, никаких излишних поворотов, примерок и прицеливаний к кузову. Казалось, что машина настолько отдрессирована механизатором-старейшиной, что чудеса творит сама собой.

По пути к заказчику идущая навстречу «Тойота», моргнув фарами, резко затормозив, остановилась на обочине. Друзья тоже встали.

- Спасибо, дружок, - высунулся из окна кабины Виталик. – Только ты зря нас оберегаешь, чтобы на гаишников мы не нарвались. Они отворачиваются от нас, когда мы мимо них прошествовали, не хотят штрафовать.

- Э отношения с гаишниками – ваше дело, - сказал браток с бритым затылком из «Тойоты». – Мне машина две чернозема на дачу привезти надо. Вот адрес, вот деньги. По две с половиной тысячи рубля за ходку хватит?

Богдан не стал тратить слова и торговаться. Деньги братка быстро исчезли в его кармане. Он повернулся к Виталию:

- Ты езжай к Хрюнделю, а я следую за брателлой. В другую ходку мы поменяемся ролями. Ты повезешь чернозем дружбану, а я Хрюнделю. Процесс должен проходить непрерывно.

К деду они приехали почти одновременно. У Богдана в машине была зажата записка с адресом знакомого первого клиента, жаждущего чернозема. Он отдал адрес Виталию:

- Будешь потом возить и сюда. Но давайте обсудим сначала обстановочку сложившуюся на наших фронтах.

- Павел Васильевич, -  потом  обратился он к деду. - За бесперебойную  нагрузку двух машин, вам пятьсот рублей хватит?

- За глаза и за уши, - подтвердил договоренную цену дед.

- Тогда у меня к вам великая просьба, - Богдан проследил как пятисотку дед, аккуратно сложив вчетверо, упрятал в нагрудный карман пиджака, – если Хрюндель приедет, то вы не торопитесь с нагрузкой. Повороты стрелы делайте очень медленно, высыпая ковш, несколько раз примерьтесь,  куда же его высыпать в кузов. И…

- Не учите отца детей строгать,  -  отрезал Павел Васильевич. – Когда надо, то я найду, что сказать.

- Мы не хотели вас обидеть, Павел Васильевич, - добавил Виталий.  – Учитывая вашу энциклопедическую память и эрудицию, никто не сомневается, что нападкам Хрюнделя будет дан достойный отпор. А мы челночными перевозками не дадим усомниться заказчику, что все дело только в нагрузке. Принимайте весь огонь на себя.

Хрюндель действительно, как и ожидали приятели, был разгневан:

-  Почему вы медленно работаете? Зачем вы тянете резину? Я вам не позволю водить меня за нос.

- А что вы хотели от пожилого человека, Вячеслав Всеволодович. Его тракторишка вот-вот развалится, а он сам на ладан дышит. И так работает через не могу,  -  пожаловался Виталий.

- Поехали на поле. Я сам хочу посмотреть на погрузку, - не унимался Хрюндель.

- Поехали.

Богдан поставил КамАЗ под погрузку, а Виталий наблюдал за размеренными цирковыми движениями деда.

- Шапито, да и только.

Хрюндель выскочил из джипа:

- Вы что не можете грузить побыстрее?  - заорал  он на деда.

- Не могу! – кивнул ему Павел Васильевич.

- Дайте мне номер мобильного телефон вашего председателя, - кипятился Хрюндель. – Пусть он вас заменит.

- Пусть заменит, - согласился вроде бы дед, но в голосе уже зазвучали нотки угрозы.

- Алле, алле, - закричал в трубку мобильника Хрюндель. – Вы можете прекратить это безобразие. Что?.. сейчас я передаю трубку вашему Павлу Васильевичу.

- Возьмите телефон. Председатель желает переговорить с вами, - Хрюндель протянул трубку деду с ехидной улыбкой, довольный видимо ответом председателя. Васильевич слушал долго и внимательно, а затем резко пошел в нападение:

- На моем экскаваторе никто кроме меня работать не сможет, - сказал дед председателю – Полчаса не пройдет, как он поломается. Отремонтировать тоже никто не сумеет. Таких запасных частей и деталей вы нигде не найдете – их уже давно не выпускают. А если ты и дальше орать на меня будешь, то я твоему клиенту могу только совковую лопату предложить, она у меня есть. Пусть он КамАЗы вручную грузит.

Инцидент был окончен. Хрюндель зубами скрипел от злости, но был вынужден терпеть: за весь объем растительного грунта он уже оплатил председателю.


 

 

Все когда-то кончается

или  Прощай Лукоморье

На поле  чудес как-то приехал на старенькой «Волге» невзрачный мужчина средних лет:

- Черноземчику надо? – вежливо поинтересовался Богдан.

- Щебня, - сказал Невзрачный.

- Щебень нам отпускают по три тысячи рублей за машину, - назвал свою цену Богдан.

- Это дорого. Я думаю, что за две тысячи договоримся, - тускло невыразительно произнес  клиент и направился к «Волге».  Когда он уже хотел быстро распахнуть дверцу и сесть за руль, к нему подошел Виталий, хотя Богдан уже и высказал свое мнение.

- Жлоб. Пусть катится восвояси.

- А сколько же машин вам надо завезти щебня? – спросил Ребров, думая, что количество будет ничтожным,  две, три ходки.  Поэтому  ответ Невзрачного ошеломил:

- Машин пятьдесят-шестьдесят, думаю. Мне нужно  все дорожки возле дома заасфальтировать.

Богдан подскочил, как будто его пчела укусила:

- Мужчина, ну зачем же вы так торопитесь закончить разговор с нами. В нашем случае торг вполне уместен. Давайте поторгуемся.

- Давайте, - равнодушно сказал Невзрачный.

Сошлись на двух с половиной  тысячах. Чернозем для Хрюнделя был почти что вывезен, и новая волна инвестиций была кстати. Чернозем стал завозиться еще медленнее.

Когда гадские водители завезли последний КамАЗ растительного грунта, Хрюндель с облегчением вздохнул:

- Хотел еще работку вам подкинуть, но думаю теперь распрощаться. Встретились без радости, расстаемся без слез.

Виталий оценил юмор Хрюнделя, а через несколько секунд и его коварство:

- Мне тут надо на тротуарные дорожки щебня привезти, но вас задействовать уже не буду. Сотрудник на работе мне телефончик дал. Во Всеволожске есть водители, которые могут щебень мне подешевле привезти.

Хрюндель на глазах друзей набрал номер, зазвонил телефон Богдана.

- Алле, - ответил он.

Хрюндель остолбенел:

- Так эти водители – Вы?




Свет развитого автомобилизма идет с Востока

Из страны восходящего солнца

Виталик Ребров  и Володя Добрынин заядлые автомобилисты, земляки, однополчане. Двух парней из древнего города Центрально-Европейской части Росси призвали на Тихоокеанский флот. Во Владивостоке их разъединили. Виталика отправили в бригаду морской пехоты, а Володю матросом в бухту Разбойник. Когда Виталий прочитал Вовкину справку: «Моторист Добрынин закончил разбойничью морскую школу», восторженно завопил:

- На пирата выучился!

Так к Володе приклеилось прозвище – Пират. После демобилизации в  их пути до определенного времени разошлись. Виталий уехал домой к родителям, а Вова остался, понравился ему Владик – этот город камней и парней в бескозырках. Как же пирату жить без океана?

Отец Виталию преподнес милый сердцу подарок – купил автомашину «Москвич». Не поддержанный, а новенький. Как гордо говорил Виталий – нулевку, и был парень на седьмом небе от счастья. Но скоро пришлось спуститься на нашу грешную землю. Через пару лет Москвич стал рассыпаться на гайки. Почти 4 года служил он Реброву, который больше времени лежал под Московичем, чем ездил на нем. А отец радовался, что снял на покупку все сбережения. Через год, на обесцененные от инфляции деньги, можно было бы купить разве что кусок колбасы. А так какая никакая, а своя машина. Но и сам огорчался, когда, заглянув в гараж, видел не улыбающееся лицо сына, а его торчащие из-под машины ноги.

- Что, Виталий. Опять сегодня на дачу не поедем?

- Да я неисправность никак не могу найти. А книжку по ремонту и эксплуатации автомобиля где-то потерял. Осточертело ремонтом на ощупь заниматься.

- Сынок, ремонт ведь это не действие, а состояние души. Его нельзя закончить, а можно только прекратить. – попытался как-то успокоить Виталия отец, сходил домой и принес эту книжицу. – Вот бери. Эта книга теперь будет нашей библией.

- Нет, папа, она будет нам не нашей библией, а нашей камасутрой, – ответил сын и продал Москвич.

Так Ребров, получив несколько миллионов за «Москвич», стал миллионером. Но принял Виталий решение не позвонку другу, а по звонку от друга. Виталька был рад услышать хрипловатый басок Пирата:

- Виталик! – кричал в трубку Володька. – Мне предложили перегнать автомобиль в ваши края, а я не могу. Свою хочу купить. Приезжай ко мне. На перегоне машин подзаработаешь, да глядишь, себе захочешь купить машинешку.

- Какие у вас автомашины? – простодушно удивился  Виталий. – У вас же там и автозавода нет.

- Не скажи, – урезонил его друг. – У нас в Японии машины ха-арошие делают.

Добрынин собирался везти коммерсантов и перегонщиков на завод «Тойота» для закупки автомобилей. Седьмым в списке перегонщиков значилась фамилия Ребров.

Гид-переводчик вел экскурсию по заводу. Все показывал, все объяснял. Из одного, отгороженного от основного цеха, закутка слышался неимоверный грохот. А гид невозмутимо прошел мимо. Только после настоятельной просьбы показать русским, что же там такое, японец объяснил:

- Ничего особенного. Ученики делают сборку для европейцев. Машину с правым рулем переделывают на левый руль. Это у вас, у русских, делают автомашины на экспорт лучше, чем для своих потребителей. А у нас ученики, когда становятся мастерами, только тогда допускаются для сборки машин на внутреннее потребление.

Поразило Виталия и то, что в багажнике Тойоты не было никакого инструмента для ремонта: запаска, ключ-баллонник и белые перчатки.

- Ремонт в пути для японской машины – нонсенс. – объяснял еще во Владике в своем гараже Вовка. – Меня приятель один раз попросил из Японии привезти лобовое стекло. Камушек с дороги вылетел из-под колеса впереди идущего самосвала – и стекло вдребезги. Так продавец-японец, у которого я покупал стекло, так и не понял от куда мог взяться на дороге камень. Японцы даже когда дождик накрапывает, моют дороги из шланга. На дороге не то, что камень, песчинки не найдешь.

Виталий тогда спросил Добрынина:

- Как же ты на машине с правым рулем ездишь? Я, наверное, так не смогу.

- А я никогда на машине с левосторонним рулем не ездил. Только с правым. – пожал плечами Вовка и предложил Виталию. – Сделай пару кругов во круг гаража и вся наука. Погонишь машину в колонне, то через два дня про левый руль вообще забудешь.

Когда колонна идет организованной группой перегонщиков под началом одного человека, а все машины одного хозяина, то сложностей в дороге не замечаешь. Все помогают друг другу, никто не превышает скоростной режим и распорядок дня. Совсем другое дело – стихийно созданная группа. Гонят водители машины часов по 18 в день. Никаких остановок и привалов. Кто не успел, тот опоздал. Отставших никто не дожидается. Перекусывают на ходу, спят в машине. Время оговаривается только на сон. Признаются две команды: отбой и подъем. После подъема - в путь, после отбоя – спать. И так 10 дней без передышки. Этот ритм прочувствовал  Виталий на своей шкуре, когда перегонял уже свою машину несколько месяцев спустя. А пока Пират перед покупкой собственной «Тойоты» инструктировал его:

- Посредник изначально готов на любую уловку, чтобы навешать очередному лоху лапшу на уши. Незнакомого человека он обязательно обманет и нагреет на сделке руки. Но узнаешь ты об этом не сразу. Может быть через полгода, а может быть еще быстрее, месяца через два. Машину посредники готовят хорошо: заводится с пол-оборота, сделана диагностика, заменено масло. Установлены новые приборы. В предпродажную подготовку входят в основном наведение внешнего лоска: поверхность натирается, красится, лакируется. Подушки сиденьев обтягивают целлофаном. С первого взгляда машина как будто с конвейера. Но все что можно снять с автомобиля из деталей, которые снаружи не видно, оригинальная она или бэушная, поменяют точно. Но даже на такой «японке» у тебя не много хлопот: заливай вовремя бензин или солярку, меняй масло и не забывай иногда взглянуть на омывной бачок. Конечно же, очень четко нужно следить за бензином и соляркой – заправляйся только на официальной заправке. Про левое горючее забудь навсегда. Поэтому у нас с тобой два варианта. Можно купить машину у посредника, которого я знаю. Мы знакомы давно и он не обманет. Или выбрать машину на рынке. Он скорее даже не рынок, а стоянка для автомашин на продажу. Машин там втиснуто по две на одном квадратном метре. Пока выбираем станем грязные как черти. Но выберем по приемлемой цене и качеству. Захочешь побродить по автостоянкам без меня, не заходи на те, где весит японский флаг. На таких стоянках русским и собакам вход запрещен.

Виталию в длинной веренице машин одна приглянулась. Жалко, что на зеркале заднего вида трещина.

- Ноу проблем, сэр!

Зеркало в несколько секунд снято и также быстро и ловко поставлено новое. Виталий завел автомобиль.

- По-моему глушитель сечет. Прогорела труба то. – только успел сказать он и в руках продавца появился новый глушитель. Затем глушитель моментально исчез в багажнике его машины.

Павел произнес название судна и причала, заплатил деньги и пошел пить пиво. Машина через два часа будет стоять у борта его корабля. Он в этом уверен. Пират ему рассказывал об исполнительности продавцов. Привезут машину на трейлере. Все оформленные документы будут лежать в кабине, а ключи уже лежат в его кармане. При погрузке машины на палубу свои правила. Автомобили потяжелее грузят на середину судна, а полегче к его бортам.

Во Владивостоке Добрынин давал наставление Витальке, водя пальцем в атласе автомобильных дорог по предполагаемому маршруту.

- Между Читой и Хабаровском, Виталик, дорога никакая. Почти совсем нет дороги. Японец на своей машине поехал как-то с нами в колонне. На ухабах и колдобинах, что-то в ней повредил. Попытался гаишнику пожаловаться. Прапорщик показал жезлом на знак «Ухабистая дорога».

- Видел такой знак на границе?

Японец кивнул.

- Так вот – это значит, что знак действует на всей территории нашей страны.

Пират засмеялся.

- Анекдот конечно, но с большой долей достоверности. Предполагаю, что  он родился здесь. А вот в этом месте, – Вова показал на карту, – болото. Один раз я вляпался в историю. Километра 2-3 ни проехать, ни пройти. Спрашиваю у местного мужика, что же мне делать. А он, нахал, посоветовал:

- Покупай два ящика тушенки и три ящика водки. До морозов тебе этого хватит дожить, а по морозцу уже никакое болото нестрашно.

- После, когда распили поллитровку. – продолжил Пират. – рассказал мужичек, что есть на станции платформа. И можно этот участок по железной дороге форсировать. Платформа – местный бизнес. Все официально. От станции А до станции Б перевезут и даже квитанцию выпишут. Теперь может быть на этом участке насыпь сделали. Так ты и без платформы проскочишь. На дороге, если рассуждать по большому счету, то в общем не шалят. Между крупными городами есть свои смотрящие. Поэтому без поборов не обойдешься. Но поборы не смертельные – выжить можно. Зато отдал деньги и от одного пункта до другого тебя уже никто не остановит. Как будто тебе проездной билет выдали. Все схвачено.

После рассказа Виталик  задал   только один вопрос:

- Зачем такая сложная схема? Неужели нельзя купить машину в салоне или в магазине?

- Кто покупает иномарки в салонах? Крутые ребята, да элита: власть или бизнес. А желание покататься на иномарках есть у каждого автомобилиста. Поэтому поставка в Россию поддержанных иномарок будет продолжаться еще долго. В 1990 году приобрел нашу машину – отечественную. Проездил на ней года четыре. За последние 10 лет поменял уже пять японских. Каждая новая все более с лучшим качеством. Перегонял машины только для себя. Почему сделал ставку на японские машины? О первой причине я уже рассказывал – помогал мой друг. Во-вторых, лучезарный свет развитого автомобилизма идет с Востока, из страны восходящего солнца. Сейчас даже Америке, пионеру массового народного автомобиля, приходится выдерживать интервенцию японских машин. Их завозят туда до 30 процентов от ежегодной продажи американских моделей. А что может предложить Западная Европа? Мерседес. Но на одном мерине далеко не уедешь. Хотя я плохо знаю западный рынок и могу ошибаться. Но догадываюсь, что две автомобильные мафии борются за рынки сбыта. Западный Европейский освоил Европейскую часть России до Уральского хребта. Восточный Азиатский – Азиатскую часть России – Восточную Сибирь. Западная Сибирь – промежуточная зона для обеих групп. Противоборство всегда идет между ними. От сюда иногда и возникают вспышки активной борьбы за безопасность водителей. Отменить ввоз автомобилей с правым рулем! Значит пересиливает лобби западников. Как же нам обойтись без дешевых японских автомобилей? Значит начинают перетягивать на себя одеяло приверженцы Востока. Конечно, хочется, чтобы отечественные машины были лучше иностранных. Взять такую деталь – сейчас на многих иномарках устанавливается автоматическое сцепление, но изобрели его русские. Автобус Лиаз уже более 40 лет бегает с таким сцеплением по нашим дорогам. Но дальше автобуса у нас дело не пошло. Сейчас из российских автомобилей знаменит в мире один КамАЗ. Его победы в соревнованиях иностранцы признают, но все-же посмеиваются. Мол, что только русские не придумают, чтобы хорошие дороги не делать. Когда-то я смотрел с удивлением на Штирлица, который вел машину и одновременно выдумывал всякие каверзы для папы-Мюллера. Разве возможно такое? Вести машину и о чем-то постороннем думать. Сев в первую японскую машину я понял – можно.

 


 

 

Мечта о прекрасной автомашине

Кулибин известен в России как талантливый изобретатель и механик-самоучка. Про литературного героя Лескова – Левшу, подковавшего блоху без «англицкого мелкоскопа» - знает весь мир. А сколько таких Кулибиных и Левшей осталось в прошлом неизвестными и про скольких сегодняшних мы ничего не знаем? Виталию Реброву посчастливилось встретиться с таким народным умельцем Николаем Демьяновичем Иванковым. Для него не существует помятого после столкновения автомобиля, который бы он не мог восстановить. Твердый, прочный, но искореженный металл в его умелых руках становится мягким и податливым, как пластилин и кузов поврежденного автомобиля принимает после его работы первозданный вид. Поэтому он не шарахнулся от помятой в аварии Виталиковой «Тайоты».

А началось все у Иванкова с разгильдяйства деревенского киномеханика. На воскресные два сеанса: дневной и вечерний, он привез только одну киноленту для взрослых. Так первоклассник Коля Иванков вместо сказки посмотрел на сказочно-красивую, киношную, заграничную жизнь. Из всего калейдоскопа кадров ему запомнилась одна картина: дама в роскошном манто, сидящая в шикарной автомашине. В нее Колька влюбился сразу и на всю жизнь. Притом он не только полюбил Прекрасную… автомашину (тогда на женщин Коля мало обращал внимания), но и захотел создать ее своими руками. А пока на следующий день, в понедельник, на уроке рисования он воссоздал в тетрадке цветными карандашами образ своей любимой.

Отец-фронтовик, в войну потерявший ногу, по деревне передвигался в инвалидной коляске с ручным управлением. Однажды машина поломалась – не заводится и все тут. Позвали на помощь совхозного шофера. Он подергал проводки системы зажигания и изрек:

- Наверное, где-то контакты плохие. Вечерком или завтра с утра зайду.

Коля не стал дожидаться утра, слово «контакты» звучали в его ушах как музыка. Похоже, что поэзия мечты Коли может уже сегодня соединится с реальной прозой жизни. Он открутил все винтики на клеммах, пометил и записал на листке бумаги: какой и откуда он открутил, зачистил все контакты и вновь собрал схему. Включил зажигание – мотор заработал. Отец обрадовался, но еще больше гордился сыном, когда деревенские мужики одобрительно говорили:

- Вот  и мальчишка, а машину-то  он тебе наладил.

На Колю же свалилась двойная радость. Он стал не только популярным среди сверстников и взрослых - отец разрешил ему сесть за руль и самостоятельно водить машину. Как-то инвалидная коляска поломалась. Она была старенькая и это происходило часто. Коля учился все ремонтировать сам. Лез в двигатель осторожно, но без особенной боязни. Разбирал его на детали тщательно, фиксируя порядок разборки, запоминал,  записывал и вновь собирал. Лишние детали у него после разборки не оставались. Откуда у него появлялась такая тяга к механизмам Коля не знал. А мать считала и рассказывала это всем: это у него дар от бога.

На селе было всего два легковых автомобиля: у отца инвалидная коляска и у совхозного механика «Москвич». Как-то поломался и москвич. Двигатель москвича разобрали мужики из сельхозтехники. Механик только руководил и инструктировал их. Может быть, где-то он невнимательно посмотрел, но когда двигатель собрали и попытались завести, он не завелся. Колька во время сборки и разборки крутился около слесарей, но помалкивал, чтобы его не прогнали. Мол, не путайся, не крутись под ногами. А когда машина не завелась, сказал:

- А вы риски не совместили, когда двигатель собирали.

Слесари взглянули на двигатель – мать честная, на самом деле риски не совместили. Быстро перекинули, перекрутили детали, и поехал москвичек. А молва об этом чуде, сотворившем Колькой, впереди его покатилась:

- Колька-то помог нашему механику его личную  машину отремонтировать.

Когда инвалидная коляска пришла в полную негодность и превратилась в груду металлолома на колесах, отец вновь получил уже не инвалидную коляску, а запорожец. Коля из-за никуда непригодной коляски прославился. Сдав ее, куда и положено, на металлолом он занял первое место среди учеников школы по количеству собранного металлолома. Директор вручил ему «Почетную грамоту» и бесплатную подписку на газету «Пионерская правда». Зато отец не стал ему разрешать садиться за руль – новая машина, а прав у мальчика  еще нет.

- Не дай бог, что случится, – так он обосновывал свое решение.

И опять все произошло в воскресенье. Демьян наловил рыбы и как его тезка из басни Крылова, стал потчевать ухой друга. Но финал оказался не басенный. Друг под наваристую уху принес кое-что: сорокоградусную. Когда Демьян повез его домой на другой конец села, то не сумел разминуться с трактором «Беларусь». Протаранил он трактор с такой силой, что переднее колесо беларуськи укатилось под косогор. А в запорожце передняя балка чуть ли в кабину не заползла.

Коля, увидев изуродованный запорожец чуть не заплакал. Но чуть-чуть  не считается. Он обвязал тополь одним концом троса, а петлю второго конца закрепил на фаркоп. Тракторист гусеничного Т-75 зацепил свой трос за передние клыки запорожца. Вот тогда Коля не в институте (в нем он никогда не будет учиться), а на практике узнал курс «Сопротивление материалов».  Внатяжку выравнивать смятый металл не получилось. Сила внутреннего напряжения была такова, что трактор после остановки тянуло назад, в сторону тополя.  Коля посоветовал… Нет, он приказал трактористу делать протяжку небольшими рывками, так как  тракторист сначала возражал:

- Разорвем машину-то.

После каждого рывка Коля простукивал металл через дощечку молотком. Рихтовал, выравнивал, да так своими руками и отремонтировал машину.  Что надо перед покраской шпаклевать, Коля тогда еще не знал, но цвет краски подобрал в тон.

Отец из больницы домой приехал в запорожце пассажиром. Коля машину вел аккуратно и слушал отца:

- По машине даже ничего не видно, что в аварии побывала. Не скажешь, что я недавно на ней об трактор шандарахнулся.

Николай Демьянович Иванков работал много лет и на автобазах, и в автосервисе, но никогда не понимал отношения некоторых товарищей к своей профессии.

- Видно со стороны, как человек подходит гайку подкрутить, с какой стороны подбирается вмятину подрихтовать. Сразу понимаешь, любит ли он свою работу. Как некоторые работают.  То лучше бы совсем ничего не делали. Мне всегда хотелось за плохую работу кому-нибудь руки по самую майку открутить. Некоторые губят из-за денег машину. Заварят швы кое-как, сделают ремонт тяп-ляп, замажут вмятины в пять слоев. Лишь бы заказчику сдать, да так, чтобы он вовремя не успел заметить халтуру. Но не все такие. Много людей, которые делают свою работу с душой. А я по-другому и не могу. Мне, видимо, свыше дано чувствовать металл каждой своей клеточкой. В любом деле нужен талант. И если он у тебя есть – ты мастер. А если его нет, то на всю жизнь останешься подмастерьем.

Ребров, когда подошел к своей отремонтированной машине понял – работал мастер. Его мечта о прекрасной автомашине осуществилась благодаря человеку, который с этой мечтой прожил долгие годы.

 

<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

 

Виталий Ребров радовался, что чудеса могут происходить не только в Лукоморье.

- Если бы мы с Володькой специально захотели разыскать такого уникального профессионала механика по ремонту автомобилей любого класса, разновидности и марки, как Иваньков, то вряд ли бы сумели найти его. А нам удача привалила сама, случилось чудо. С этим мастером золотые руки мы любой перегнанной «из прекрасного далека» иномарки придадим самый привлекательный товарный вид. Разве это не чудо, когда машина из груды кореженного металла, похожего на гадкого утенка, превращается в прекрасного лебедя. За её рулем любой гадский водитель будет выглядеть прекрасным принцем.

 






 

 

Прочитано 3428 раз
Другие материалы в этой категории: « Век железный, век стальной... Офицерское братство »