Пятница, 03 февраля 2017 13:36

ЭХО БЛОКАДЫ

Оцените материал
(2 голосов)

27 января 2014 года Зинаида Ефимовна Баранова вместе с жителями Ленинграда – Санкт-Петербурга праздновала знаменательный день снятия блокады города фашистами. Её-то в апреле 1942 года отец Ефим Михайлович Баранов сумел отправить Зину самолетом к своим родителям в Ивановскую область. А сам остался в Ленинграде.

За холодную и голодную зиму она перенесла много страданий, а отец-то её жил все это тяжелое время в окруженном фашистами городе до полной победы. И писал любимой дочери письма. Из них и узнала малую толику всех переживаний отца Зинаида.

Вот и теперь, когда отца нет на этом свете, Зинаида достала из верхнего ящика пачку старых, пожелтевших листочков, исписанных размашистым почерком, и стала перечитывать их. Читая письма, в ее ушах эхом звучал голос родного человека.

Письма были разложены в новых пронумерованных конвертах. Поскольку бумага и конверты от времени настолько обветшали, что Зинаида боялась, что от резкого прикосновения к письмам, листочки могут рассыпаться в прах. И вот первое письмо. Его отправил Ефим Михайлович 10 мая 1942 года.

Зина!

Целую тебя и шлю тебе свой привет. В этом году я получил от тебя всего только одно письмо, написанное тобой ещё в Турчине.

Из дома я писем тоже не получаю уже 40 дней. Твоё молчание, а также всех остальных меня тревожит.

Мне о чём хочется знать: как ты здорова, где работаешь, где намерена проводить лето, как здоровы Маруся, Мама, Дядя, Баба, сведения о их материальной обеспеченности и занятиях, а также всё, что знаете о жизни Сергея, Гриши, Маруси, Лени, Липы, Вани и Нюры. Толи, который ,по имеющимся у меня сведениям, живёт с вами в Иванове. Недавно я получил телеграмму из дома, которая, как видно, была послана в конце марта. О своём здоровье я им написал только утешительное письмо, но очевидно, ты им рассказала то, о чём я просил не говорить. Это видно из содержания телеграммы.

Я вполне здоров. Питаюсь на котле два раза в день, получаю суп и кашу, ежедневно не меньше одной котлеты. Кроме этого имею ежедневно дополнительный обед, состоящий из супа, каши и 200 грамм хлеба, когда обедаю в Смольном. Плохо только одно, что всё это стоит 300 руб. в месяц.

На квартире бываю два раза в неделю. Окна на 50% открыл ,но пока стоит холодная погода, решил эту работу остановить.

Короткова Мария Павловна уехала. Глебыч с Зиной тоже собираются. Хочется мне узнать о жизни и здоровье Ольги, но пока я попасть к ней не могу. Передай привет Мамоновым и сообщи мне их адрес.

Целую вас всех и жду вашего ответа.

Папа 10-го мая 1942 г.

Прочитав, Зина задумалась:

- Пишет мой любимый папка, что питается хорошо, да еще получает дополнительно обеды в Смольном, как начальник аварийного пункта по разборке обрушившихся зданий, после артобстрела и бомбежек от их обломков, а сам жалуется на плохое здоровье. Да еще и отругал меня за то, что я открыла его тайну про болезни его и Анатолия.

Кто его тянул за язык, что папа болеет? С его подачи и считаюсь теперь болтуньей.

Вздохнув, Зина прочла второе письмо:

Зина!

Недавно получил твоё письмо, за что тебя целую много раз. Целуй за меня Марусю, ребят и Липу. Из дома тоже получил несколько писем . Настроение стало значительно лучше. В твоём письме есть штрихи о возможной мобилизации, что меня уже тревожит. Хочется знать, как обстоит у тебя это дело сейчас. Я вполне сознаю, что у тебя мало свободного времени и желаю хранить его как я делаю сам, но просил бы учесть своё состояние и сообщать мне об этом и о здоровье почаще.

Я можно сказать уже поправился, как будто перенёс все болезни и начинаю осиливать цингу. В качестве противоцингового средства я принимаю крапиву, лебеду и клевер. Наверно , питаясь этими корыстями , я бы вылечился скоро, если бы желудок имел большую вместимость и обладал способностью отрыжки как у всех животных. Мама очень нервничает и беспокоится за меня, да откровенно говоря, я и сам неспокоен. Прошу тебя поддерживать связь с мамой и ободрять её настроение хотя бы письмами. Относительно своей жизни могу сказать, что она во многих отношениях похожа на серую полосу, а её ты знаешь, нечем украсить.

На твою просьбу о Коротковых и Покровских сообщаю: Володя Коротков, Михась Коротков и Григорий Коротков умерли. Мария Павловна с Шуриком давно эвакуировались, Александр Глебович с Зиной живут здесь. Мы в конторе организовали коллективный огород, после работы занимаемся поливкой и прополкой, в свободное время я читаю ресторипт философии: Добринова и Леонида Андреева. Если найдешь время, то прочти 3 и 4 том Л. Андреева. Ты мне делала ранее вполне справедливый упрёк за отсутствие у нас библиотеки. Я решил этот пробел в моей жизни заполнить и купил полное собрание сочинений Пушкина, Гоголя, Крылова, Тургенева, Гончарова, А. Толстого, Полонского, Фета, Майкова, Мея, Тютчева, Никитина, Некрасова, Байрона, Шекспира, Шиллера, Данте, Лермонтова, Григоровича, Лескова. Вернётесь сюда и все будем живы – прочтём.

Эти прекрасные книги вместе, а если я не останусь живым - прочтете их одни и будете вспоминать папу.

Целую тебя. Папа 22 .06.42г.

- Зачем же он так переживает, - расстроилась Зинаида, - об моей возможной мобилизации? Я же всего навсего лыжный инструктор. А сам пишет о себе такие ужасные вещи, что сойти с ума можно. Цингу лечит клевером, лебедой и крапивой. Салат из них, что ли, делает и жует их сырыми? Мечтает об отрыжке, как у жвачной коровы, а Коротковы уже мрут, как мухи. Что же творится то в Ленинграде? Проклятые фашисты!

Папка уже в 1914 году в Первую мировую войну воевал с немцами. Три Георгиевских креста получил за храбрость. А теперь он в окруженном в кольце блокады города, хотят его доконать не нытьем, так катаньем:

Да к тому же, милый папочка, еще помнит о каких-то моих упреках, что у нас нет дома хорошей библиотеки с книгами великих русских писателей. Лучше бы не книги он покупал, а сам питался получше. Я-то любую литературу и в общественной библиотеке могу почитать.

Зинаида немного поразмыслила и решила:

- Наверно папа получает деньги, а продукты выдаются только по карточкам. За деньги все-равно ничего не купишь. Разве, если повезет, то талон служебный на обед в столовой Смольного. Поэтому книги, которые он купил.

Дойдя до строчек: «а если я не останусь живым – прочтете их одни, и будете вспоминать папу» У Зины заныло сердце, и она заплакала:

- Как плохо он себя чувствует, раз на ум ему приходят такие мрачные мысли. Сейчас же напишу письмо и успокою его. Все будет хорошо. Мы выживем назло врагу. Не дождутся злодеи, сами погибнут от рук наших солдат.

Еще больше встревожилась Зина, когда через две недели получила от отца коротенькую записку:

Зина!

Целую тебя и Марусю. Не хотелось бы вам об этом говорить и портить ваше настроение, но я не умею скрывать, да и не желаю.

Я в ожидании в ближайшие дни великих и не приятных событий. Останусь жив - напишу.

Целую тебя .Папа. 7.07.42г.

А в августе в конверте к дочери прислал письмо и своей родственнице, то у Зины немного отлегло на сердце.

Матрёша!

Целую тебя и детей: 18 августа вернулся из дома отдыха. Пробыл там 7 дней. Чувствую себя очень хорошо. На квартире нашел твоё письмо, Тятино и Ленино. Всем вам пишу ответ. Меня твои письма очень расстраивают. Я просил тебя много раз не обращать внимание на мелочи, а интересоваться самыми важными вопросами: обеспечить себя на зиму питанием, сохранить своё здоровье и здоровье детей. А всё остальное- пустяки. Обо мне думать не надо. Я теперь вполне здоров, а зимой будет видно. Мне хочется чтобы вы на зиму были обуты и одеты.

Мне очень трудно что-либо вам посоветовать относительно детской учёбы, а поэтому прошу вас решить этот вопрос на месте .

Я думаю, что ребята теперь подросли. Стали серьезнее и вы сумеете сами разрешить его вопрос правильно, а мне напишите ваше решение.

Ты мне пишешь, что Женя ездит в Суздаль . Только смотри чтобы не простудился.

Пишу вам часто, не знаю, все ли вы мои письма получаете.

Мария Павловна Короткова уже с Кавказа переехала в Казань. В ближайшие дни пойду к Никоповым.

Пришли мне адрес Поликарпа Ивановича Антонова.

Целую вас всех и жду подробного письма со всеми новостями.

Но потом снова заволновалась:

- Какой дом отдыха в блокадном Ленинграде? Фантазирует, наверно. От голодухи. Или чтобы меня не расстраивать. Отлежался наверно в военном госпитале. А нам преподносит, что отдыхал в доме отдыха.

Но об доме отдыха было написано и в следующем письме:

Зина!

Сегодняшний день получил твое письмо. Чему очень рад. Очень доволен, что ты была дома и отдохнула, правда очень мало, но быть может скоро кончится война, и я постараюсь устроить вам всем отдых на целое лето.

Я тоже был 7 дней в доме отдыха и чувствую себя вполне здоровым.

Это письмо вызвало у меня очень хорошее настроение.

Мне очень приятно, что вы начинаете меня понимать, чего почти не замечалось раньше!

Вы все были недовольны моим отношением, найдя его грубым, а теперь начинаете понимать, что мои повышенные требования и раздражение мелочами по пустякам объяснялось желанием как можно лучше подготовить вас к жизни и воспитать из вас честных, достойных уважения людей. Я все отдавал и отдаю теперь для того, чтобы вашу жизнь сделать содержательной и интересной.

Чем больше я читаю, думаю, каким должен быть человек, как должно быть построено взаимоотношение людей, тем больше я нахожу у себя пробелов и потребности работы над книгой.

Очень бы хотелось, чтобы каждый из вас больше занимался самостоятельно, больше уделял внимания книге и работал над собой.

Я терпеть не могу комплиментов и не говорю их сам, а говорю всегда только то, что по моему мнению есть в действительности.

Сказав это, я хочу сказать, что не терплю стандартных людей, не имеющих самостоятельности: ликующих, ненавидящих, действующих или бездействующих только потому, что так делают выше стоящие люди и рад что твой ум по природе не принадлежит к числу шаблонных. Ты много читала беллетристики, надеюсь кой в чем разбиралась: поняла необходимость науки в наше время, горишь желанием учиться, но людей и жизнь знаешь мало. Если бы ты познакомилась с философией Гельвеция, Бекона, Спинозы, Гегеля, Ницше, Лагери, Аристотеля, Гольбаха, Вольера, Левона, Руссо, критиков Белинского, Добролюбова и Крестовского, то как бы сильно расширился твой кругозор и ты увидела в жизни и обществе много того, чего не замечала или неверно понимала раньше.

Признаюсь, я боялся, что у тебя, как у многих в твои годы пропадет желание к науке и обрадовался, что ты растешь. Учитесь все, а я вам всем всячески буду помогать.

Для меня будет самое большое счастье -- дать вам высшее образование.

Теперь немного о себе. Стал вполне здоров, ем репу, огурцы, турнепс и картофельный суп. Деньги на ветер не бросаю. Стараюсь собрать для вас библиотеку, да купить пианино. У нас пока тихо, а что будет дальше – сказать трудно.

Привет Марусе, всех я вас крепко целую, желаю счастья и здоровья. Пишите мне чаще письма и пришлите свои фотокарточки.

Целую тебя и Марусю. Твой папа.2.09.42г.

Читаю философию и занимаюсь высшей алгеброй, в этом мой отдых.

Только Зинаида уже смирилась. Что ее самый дорогой человек стал фантазером и мечтателем. А вот главная мечта Зине понравилась: «Для меня будет самое большое счастье – дать вам высшее образование». Потому отец о продолжает собирать книги (приобретая их по случаю) в домашнюю библиотеку и желает даже купить пианино.

- Он видите ли деньги на ветер не бросает, - умилилась Зина, - Все делает, чтобы мы выросли умными, культурными людьми. Оттого для папы чтение философских трактатов и занятие высшей алгеброй является отдыхом.

Когда пришло письмо от Ефима Михайловича в конце сентября, Зина всполошилась еще больше:

Зина! Целую тебя, Марусю и всех ребят.

Из Иванова я получил одно твое письмо. От Маруси пока писем не получаю.

Ты пишешь, что здоровье твое пошатнулось. Это меня беспокоило еще во время пребывания твоего в Ленинграде. Я думал, что как только ты перестанешь голодать- все будет по старому, но как видно ошибся дважды: судя по письму в Иванове жизнь очень дорогая, а следовательно и голодная. Значит, у меня мало оснований надеяться на восстановление твоего здоровья. О тех материальных потерях, которые мы сейчас имеем, трудностях и лишениях, я всегда говорил и говорю очень мало и смотрю на это, как на второстепенное и временное. Самое главное по моему мнению ,это здоровье. Мои мысли все время направлены к тому, как сохранить ваше здоровье. Я прошу тебя этим вопросам заняться и не относиться к нему так, как ты делала до сего времени. Для восстановления здоровья требуется режим и питание. Служба, которую ты нашла, мне кажется, не дает ни первого ни второго. Быть может выдерживать режим и лучше питаться в Туртинском колхозе. Свое мнение я тебе не навязываю. Отнесись к написанному разумно и критически. Я тоже, делая выводы, часто ошибаюсь. Прошу постигнуть только одно, что самое ценное в жизни – это здоровье и его всячески надо беречь. Евгению и я написал довольно внушительное письмо, они его конечно получат и почувствуют. Только ругать их за их поступки нельзя потому, что в этом есть доля моей вины. Думая здесь о куске хлеба и сохранении жизни я не подсказал маме, как заполнить их время и использовать энергию. Гарепнна 5 томов Шиллера и; тома Шекспира и тебе прекраснейший подарок: Божественною Комедию Данте в чудесном издании. Заплатил 150 руб. Если ты увидишь эти три книжки то будешь вне себя от восторга. Болел я с 1по 14 марта кровавым поносам. Теперь чувствую себя хорошо . Только по моему аппетиту мало хххххххх Теперь я занимаюсь этим делом более серьезно. Ты помоги достать им литературу и надеюсь этим дело исправится. Теперь несколько слов о себе. Я все такой же чудак, как и был: все думаю о приобретениях, купил книжный шкаф, выписал шерстяное одеяло, две простыни, хочу купить два стола, купил полное собрание сочинений Гоголя, Пушкина, Фета. О чем я очень грущу. Мне жаль, что у меня продолжает пропадать много времени и я занимаюсь самообразованием меньше, чем следует. Недавно я читал Мережковского. Если найдешь время, то прочти и ты. Очень прошу тебя купить и послать ребятам учебников.

Еще раз целую тебя. Папа. 21.09.42г

- Боже ты мой, - воскликнула она – папа беспокоится о моем здоровье, считает, что оно у меня пошатнулось и, как между прочим сообщает, что две недели болел кровавым поносом. Ему самому получше питаться, а не мне. Да еще извиняется, что навязывает мне свое мнение. Я же всегда отношусь к своим высказываниям разумно и критически. Ведь плохого пока никогда мне не пожелает.

К 10 декабря Баранов прислал коротенькое поздравление. Зине исполнилось 19 лет, и он мечтал, что на ее двадцатилетие в следующем году они отпразднуют в своей квартире в Ленинграде:

Зина!

Целую тебя и поздравляю с днем твоего рождения. Это первый раз, когда его встречаем в разных углах. Но что делать.

Надеюсь, в 1943 году мы будем встречать его вместе и в Ленинграде. Еще раз целую тебя, желаю быть здоровой и не терять надежды на светлое будущее.

Твой папа.

Для тебя я имею хороший подарок, но не могу вручить его до твоего приезда. Имею надежду получить командировку на 30 дней, конечно буду в Иванове и Туринте. Ждите к 1 Декабря. Пиши, что тебе надо привезти.

Твой Папа. 10.10.1944г.

Смысл письма Зинаиду растрогал:

- Папочка, подгадал так, чтобы письмо дошло до меня ко дню рождения. А я-то заметалась с тренировками и поздравила его с днем рождения с большим запозданием. Но его оптимизм не увядает от тяжких лишений, переносимым им в ленинградской блокаде. Он не исправимый романтик – мечтает опять о светлом будущем. Но ведь пока прав! Тучи фашизма не долго будут висеть над городом. Петлю их разорвут наши красноармейцы. Но вряд ли ему привезти мне подарочек и подарить «божественную комедию» Данте Алигьери. Сколько бы папа не бродил по адским кругам блокадного Ленинграда, а щелочки, чтобы прошмыгнуть хоть на секундочку ко мне в гости, вряд ли удастся.

Так и получилось, как думала Зинаида. Ефиму Михайловичу не удалось навестить дочь и своих престарелых родителей:

Зина! 29.11.получил твое письмо,за что всех вас целую, а Вовку два раза за то, что он подписал письмо. Постараюсь ответить на всезатронутые в твоем письме вопросы . Моя поездка ,как мы здесь называем ,на большую землю, временно задержалась . Пока меня не ждите. Думаю, что буду у вас в первой половине января . Постараюсь привезти тебе туфли,все, что просите и что могу. В праздник я был сыт, но это меня не удовлетворило: одиночество меня гнетет всегда, а в особенности в те дни, которые ранее нами отмечались,так было и в этот день.Война заставила нас жить врозь, вас всех оторвала от школы, что самое главное и я об этом не забываю ни на минуту, но бессилен что-либо сделать.Вечерами я имею свободное время, но использовать его для чтения не могу, так как не имею достаточного света, да кроме этого купить очки негде.

Питаюсь я хорошо: в казарме два раза в день получаю суп и кашу, хлеба вот краюху в день.

Не смотря на все это, я не теряю надежду скоро встретиться с вами. Это постоянная моя мечта. Я пока здоров. Питаюсь хорошо. Хочу знать, как здорова ты и все вы. Чем занимаешься и что читаешь. Если найдешь время прочти А.К. Толстого (графа) том 2 сон Попова и Баллада с тенденцией. Напиши, где находится Сережа, что пишет Гриша, где он, где Маруся, что пишут и как живут Леня с Ваней и все, что знаешь о доме. Не помню, писал ли я тебе, что я давно уже военнообязанный. Недавно был на комиссии, признан годным и получил броню до 1-го марта.

Немцев начинаем понемножку бить. Быть может скоро и конец войне и мы заживем снова нормальной жизнью, под которой я разумею науку и разумный труд.

Целую вас всех твой Папа

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу и всех малышей. Очень давно не имею писем от тебя и из дома, это меня беспокоит. Ты знаешь, что получение писем для меня праздник, так не лишай меня этих праздников. Ты прошлый год была здесь. Знаешь жизнь. Но тогда нас было двое, а теперь я совершенно один. Мне не с кем делиться переживаниями и впечатлениями и в эти длинные темные вечера я прямо изнываю от тоски. Заниматься математикой, философией, историей и читать беллетристику у меня очень большое желание, но условий нет совершенно. Очень жаль, что проходит бесполезно время. Быть может вы меня ежедневно встречаете, но приходиться с грустью сказать, что рановато наметил срок.

Выехать не так просто, а еще труднее перебраться через озеро.

20.12. 1942г.

- Как замотался папа в блокаде. Но оказывается, что больше всего его угнетают не голод и холод, окоторых я знаю, испытав эти лишения в зиму 1941-42 годов, … а одиночество. Я-то здесь окружена многочисленными родственниками, которые любят меня, иногда доставляют огорчения, но это нормальная полноценная жизнь. А папа-то один одинешенек в нашем доме. Даже соседи его или умерли, или вырвались по Ладожской дороге Жизни из Ленинграда. Как я ему сочувствую – думала Зина.- Он изнывает от тоски. И радуется как ребенок, что стал военнообязанным. Снова собирается бить немцев, как почти 30 лет назад. Он так осторожно намекнул про это: «Немцев начинаем понемножку бить».

Но особенно резануло по сердцу и нервам Зине отцовская фраза, в которой опять звучало пронзительная тоска одиночества и любовь к ней, к дочери. Он явно говорит о том трудном голодном времени зимы 1941 года с радостью, ведь они жили тогда вместе, вдвоем: «но тогда нас было двое, а теперь я совершенно один. Мне не с кем поделиться переживаниями и впечатлениями, и эти длинные, темные вечера я прямо изнываю от тоски».

Когда отец прислал Зинаиде два письма в конце января 1943 года, а потом в середине февраля, она еще сильнее почувствовала отцовское одиночество.

Зина!

Ты не можешь представить себе как я скучаю без вас. Мне это сниться. Я не знаю, но только должен сказать, что просто изнываю от тоски и жажды. Желание встречи со всеми вами у меня растет каждый день. Только она сможет утолить меня. Получение ваших писем хоть временно рассевает тоску и становится спокойнее на душе. Это удовольствие я испытываю очень долго и не могу никак понять причину этой скупой переписки. Последнее время у меня даже явилось сомнение в правильности ваших сведений и я стал думать, что вы живете значительно хуже, чем мне пишете.

Я убедительно прошу писать подробности своей жизни и планы на будущее Мамы, Жени, Юры , Деда, Бабы. Я здоров. Ты, наверное, слышала об успехах наших войск под Ленинградом и тебе теперь ясна причина препятствовать моей поездке. Теперь как будто проще и быть может я встречусь с вами. Напиши мне ответ и укажи, что надо привезти .Быть может я кое что для тебя достану.

Жду твоего письма и целую вас всех.

Твой Папа. 25.01.43г.

PS. Напиши о ваших отношениях с Марусей ,как вы обуты и одеты. Как учится Липа . Как она себя ведет. И как живут Мамоновы, им передай привет.

Зина!

Целую тебя, Марусю, Липу, Вову и Тамару. Пишу вам письма довольно часто, но от тебя и из дома не имею писем от октябрьских праздников. Ваше молчание меня доводит до исступления. Если не хватает времени написать подробное письмо о вашей жизни,, то напишите открытку и сообщите о вашем здоровье, питании, одежде.

Не знаю как смотришь ты, я считаю, что осенью вы все будете в Ленинграде, а поэтому как будто пора снова приняться за книгу и готовиться к конкурсу.

Я здоров. Еще раз целую вас всех и жду письма .

Твой Папа.

14.02.43г.

Если найдешь время, то прочти рассказы М.Горького «Король, который высоко держит свое знамя», «Город желтого дьявола», «Прекрасная Франция», «Один из королей республики». «На пороге жизни Черткова».

Особенный укор папы звучал во втором письме. Зинаида всячески ругала себя за свое бессердечие по отношению к отцу, самыми последними словами:

- Мне очень совестно, папочка, очень стыдно – шептала про себя Зина, читая горькие строчки: «ваше молчание меня доводит до исступления».

Короткая фраза, но так бьет по нервам и совести.

А во втором письме в первых же строчках письма душа отца разрывалась на части и от боли и горечи кричала так, что эхо этого блокадного крика трижды опоясывала земной шар, и снова и снова звучало горестно в ушах Зинаиды:

- Ты не можешь представить себе как я скучаю без вас. Мне это снится. Я не знаю, но только должен сказать, что просто изнываю от тоски жажды. Желание встречи со всеми вами у меня растет каждый день. Только она эта встреча, сможет утолить меня от тоски и жажды. Получение ваших писем хоть временно рассеивает тоску, и у меня становится спокойнее на душе.

- Папа бьется в блокадном кольце без нас, как запертая в тесную клетку вольная птица – папин голос Зина слышала как наяву, а помочь ничем не могла. Поэтому бросилась к столу и уселась писать письмо отцу.

О трагедии с маленьким мальчиком, сыном дяди Гриши, она пока не написала. Но каково же было ее удивление, когда узнала, что Ефиму Михайловичу пишет письмо не только его любимая доченька, т.е. она:

Зина! Шлю привет тебе, Марусе ,Липе и ребятам .

Вчерашний день я получил письмо от Жени и Мамы. Женя пишет, что он вполне здоров ездит в лес, работает и просит прислать книг. О Марусе он совершенно не пишет, а о смерти Костюши пишет очень мало. Письмо мамы довольно грустное. Она пишет, что часто болит желудок, бывает рвота, плохо себя чувствует. И с бабой у них не здоровые отношения. Такое положение вполне возможно, но винить в этом нельзя как маму так и бабу. В этом виноваты условия, созданные не нами, а войной. И они вполне могут быть нормальными только после войны.

Живя пять лет вместе с Гришей и Лилей мы не имели даже грубых разговоров, так как каждый из нас требовал в первую очередь не для себя, а от себя, но это делали мы, Мама с бабой так поступать не могут.

Создают излишние нервозности и являются причиной этих нездоровых отношений.

У бабы за плечами 70 лет, она пережила совсем недавно гибель сына, сейчас неизвестно что с тетей Олей. На фронте дядя Гриша и дядя Сережа. Ей как матери всех жаль. Она страдает и нервничает . Не меньше, чем все мы занята. и она права.

Ты ближе к ним, чаще бываешь дома, а поэтому я тебя прошу принять меры к исправлению сложных отношений, но только подойди к этому вопросу разумно и деликатно, так чтобы никто не был оскорблен твоим вмешательством. Голова у тебя не шаблонная и ты сможешь выполнить эту чрезвычайно серьезную просьбу.

Резкость твоего характера в этом случае приберет и все что у тебя имеется в виде осадка на душе вымести на меня при встрече за то, что я после твоего отъезда не перестилаю белье и не мою пол и не убираю в комнате.

Все же мне хотелось бы эти отношения оздоровить, но нельзя это сделать. Очень трудно .А кроме это опасно, что они меня не поймут.

Маме при ее здоровьи работать тяжело, отрыв ребят от школы постоянно нарушает ее душевное спокойствие, ты осталась на полпути образования, плюс материальные условия, в которых приходиться жить.

Продовольственный вопрос меня беспокоил всегда , а теперь еще больше. Хотелось бы помочь вам, но как, сам не знаю.

Голод переносить очень тяжело, мне кажется, если попитаться Маме, да и вам кое что привезти- положение и ваше исправится . Из письма видно, что ты очень загружена физической работой. Я тебе сочувствую, но мы все теперь живем в тяжелых условиях, в создании которых ни я, ни ты и все мы совершенно не повинны. С положением и условиями будем мириться. Ждать конца и помнить слова одного поэта «Нет в жизни праздника тому, кто не трудился в будни» Как будто не далек день нашей общей встречи. Надеюсь доживем! Вместе все обсудим и будем строить свою жизнь.

Не теряй связь с наукой, используй для пополнения своих знаний все свободное время. Ты не можешь себе представить, как у меня постоянно болит душа за ребят; я боюсь, что они совершенно все забыли и не смогут продолжать занятия.

Пришли мне свою фотокарточку и напиши мне все, что знаешь плохого и хорошего о Жене и Юре.

Сегодня я послал домой три поздравительные телеграммы.

Вчерашний день я получил ужасное письмо от Юры; он пишет, что Маруся с Костюшей приехали в Турчинино 1-го января, а 4-го января Костюша умер от дифтерии за что не дождался Марусю. Это впечатление меня прямо можно сказать ошеломило. Ты знаешь, что я любил Гришу, а Костюшу не любить нельзя, так как он был во всех отношениях прекрасный ребенок. Я переживаю эту утрату очень тяжело. Переживание Гриши я даже представить не могу. Как я заметил Костюша для него был единственным утешением в жизни, а теперь он этого утешения лишен. Он потерял в жизни самое дорогое.

Если об этом не сообщат Грише ,то хорошо, и следует как можно дольше не сообщать.

Целую всех и жду ответа.

Твой Папа 26.02.43г.

- И зачем Юра написал папе о смерти Костюши, - думала Зинаида, разозлившись на брата, - я же не хотела удручать неприятными новостями, а Юрка высунулся наперед, что бы показать, какой он осведомленный. Папа же вот не желает, чтобы мы не сообщали дяде Грише на фронт, что его любимый сынок Костюша умер от дифтерии. А Юрка своим языком болтает, что попало, как блудливая корова своим колокольцем – боталом. Ведь дядя Гриша, узнав о трагедии может и дров наломать. Тут такому событию нужно очень деликатно относиться.

У Зины немного отошла злость на брата, и она удивилась всвязи со смертью Костика еще одной черте характера своего отца:

- Папа видит у себя в блокадном Ленинграде, как погибают ежедневно тысячи жителей этого многострадального города, а смерть одного маленького мальчика потрясла его до глубины души.

В день 8 марта в Международный женский день Ефим Михайлович вспомнил о своих родных женщинах и написал письмо своей дочке – Зине.

8.03.1943г.

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу и всю детвору.

6-го марта получил твое письмо и стараюсь ответить на него в порядке важности затронутых тобой вопросов. Твое и вообще ваше здоровье я ставил выше всего и стараюсь принимать все меры к сохранению его. Из письма видно, что здоровье ты не сохранила, о чем я очень грущу. Смотреть на его разрушение спокойно нельзя. Надо сейчас же принять срочные меры к восстановлению его. Что же это за меры!

Надо помнить, всегда помнить, что приход сил всегда должен быть больше расхода. При физической работе с таким питанием этого достичь очень трудно, скорее невозможно , а поэтому надо оставить эту профессию. Чем скорее ты ее оставишь, тем будет лучше для тебя.

Я всегда боялся, что ты останешься, как у Гоголя говорится: «Ни в городе болван, ни в селе ..» и очень рад, что в тебе горит желание к учебе. Надо помнить, что в наш век без образования жить очень трудно, а самое важное и главное неинтересно. Я сам очень люблю науку и твое желание идти в ВУЗ очень ценю и буду рад, если это наше общее желание осуществится в 43г.

Наша армия наносит врагу ряд побед и, я думаю, скоро немцы будут разбиты под Ленинградом и я вас всех вызову сюда. Сейчас ряд организаций возвращаются в Ленинград, быть может и ваш ВУЗ тоже к осени вернется в Ленинград и все будет хорошо. О деньгах не думай. На ваше образование я никогда не жалел и не собираюсь жалеть денег. У меня за время войны собралась не неплохая библиотека. Потребуется и ее продам и наберу 4000-5000 руб. Ты не думай о деньгах, об этом думать будем мы с мамой, а ты серьезнее принимайся за подготовку к испытаниям. Не говори больше слов «я ,конечно, маме заплачу» Мы с мамой не требуем оплат, для нас самая лучшая оплата будет сознание того, что мы сделали для вашего воспитания все , что могли, и видеть в вас честных ,достойных уважения граждан и хороших специалистов.

Если вы поймете нас и оплатите этот вексель ,то сразу ликвидируете всю вашу задолженность. Мысль о твоем здоровье не выходит у меня из головы, а поэтому я снова возвращаюсь к началу моих слов. Я не ждал от тебя заработка денег, но только думал и был уверен ,что ты ,работая на этой работе, улучшишь свое здоровье, но как видишь- ошибся.

Ты взрослый человек, умеешь рассуждать сама, а поэтому я не предлагаю ,а только советую скорее оставить работу и поехать в деревню. Там поправишься скорее и сможешь подготовиться в ВУЗ. Правда там изба тесная, но теперь дело идет к теплу и можно будет заниматься на улице, да и ребята будут меньше находиться дома. Условия твоего отдыха и занятия будут вполне хорошие ,если ты изменишь отношения к Жене. Несмотря на то, что ему мало лет, я вижу что он выполняет большую работу, это надо ценить, а второе изменить отношение к нему. Ты мне сделаешь большое и приятное дело. Как будто я ответил на все затронутые тобой вопросы.

О своем здоровье мне рассказать трудно, потому что я вижу себя в зеркале каждый день.Могу сказать лишь так: я седой, быстро утомляюсь в движениях и работе. Остальное все узнаешь при встрече.

Я узнал, что у ребят нет обуви и и я все время беспокоюсь за их здоровье. Я имею ботинки 39 размер, кожаные сапоги на мою ногу и резиновые сапоги на мамину ногу, но я не знаю как все это вам переслать. Когда попаду домой сказать затруднительно, а скучаю я по вас ужасно. В одном из твоих писем была указана квартира 17, а не 14 и я послал тебе на эту квартиру два письма. Пиши получила ли их.

Целую всех Твой Папа

Зина радовалась, что папа как-то отряхнулся от хандры. Этому способствовало улучшающаяся военная обстановка вокруг Ленинграда.

- Папа опять витает в облаках – сделала вывод Зинаида. – Ему так хочется дать своим детям высшее образование, но основную ставку делает на меня, на отличницу, что готов зачеркнуть свою голубую мечту о создании у себя дома новой библиотеки Ивана Грозного и продать уже приобретенные книги, чтобы я могла учиться в горном институте на полученные деньги от продажи книг.

Особенно уколол самолюбие Зины упрек Ефима Михайловича в адрес дочери: «Не говори больше слов: «я конечно, тоже заплачу»:

- Папа кипит возмущением, - усмехалась Зинаида, - и забирается высоко в облака, что голова кругом идет. Хотя его желание сделать из нас честных, достойных уважения граждан и хороших специалистов у него было всегда: А каким он высоким стилем он пишет о том, что мы должны заплатить за высшее образование: «Если вы поймете нас и оплатите этот вексель, то сразу ликвидируете всю вашу задолженность».

Про мое здоровье отец беспокоится, а со мной о своем здоровье так не откровенничает, как прежде. Только намекает осторожно: «Не так страшен черт, как его малюют!». Видите ли, он всего на всего седой и быстро утомляется. А дальше: «Все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо».

В последнем мартовском письме Ефим Михайлович воплощает свою мечту о ВУЗе для Зинаиды почти в реальность. Он навел справки даже в блокадном Ленинграде с такой дотошностью, что советует дочери «углубляться дальше в тыл страны для обучения в институте Свердловска – там с питанием плоховато. Зато побеспокоился об учебе в столице. Нашел какого-то Леню, который не позволит затеряться доченьке в Москве:

Зина! Целую тебя, Марусю и всю детвору.

Вчерашний день 28.03. получил твое письмо , в котором ты пишешь о Костюше, Ты не представляешь как я его жалею за его прекрасную детскую душу, помню до сего времени трогательную картину ,как он поучал меня и прощался с Женей, уезжая в деревню.За Гришу я очень беспокоюсь. Если узнаешь адрес, напиши ему и срочно пришли адрес мне. Эта утрата тяжела для нас, а для Гриши в особенности. В это тяжелое время надо поддержать его настроение, а короче говоря, разделить с ним это тяжелое горе.

Теперь я должен ответить на все затронутые тобой вопросы: здоровье одно из самых важных условий для образования, жизни и работы, а поэтому за ним надо следить, надо хранить. Ты, как видно, плохо его хранишь. Я думал ,что работая на этой работе, ты укрепишь свое здоровье, но письмо твое говорит за то, что ты его только еще больше ослабила. На истощение не смотри так как смотрит у нас медицина, его называет дистрофией и признают за ним ряд серьезных последствий: разрушение мышечной ткани, ослабление умственной деятельности до идиотизма включительно ,ослабление сердечной деятельности и отечности. Надо построить жизнь так, чтобы расход сил был меньше прихода. Если есть возможность уйти с работы, то переходи в колхоз, и в первую очередь займись восстановлением здоровья. Беспокоиться о том, как тебя встретят дома, не следует. Мы все родные. Наша жизнь и работа должны быть построены на взаимной помощи, и с этой мыслью я жил ранее, живу теперь и не мыслю иначе жить .

Второй раз в твоем письме читаю фразу «я потом отплачу» . Меня это просто обижает. Так могут говорить люди, связанные коммерческими интересами, а мы так рассуждать не должны, каждый из нас должен заботиться о том, чтобы было хорошо другому и тогда всем будет хорошо.

Продовольственный вопрос в Свердловске по сведениям неважный, пугать тебя буду. Я боюсь чтобы ты там не погибла. Первый год во всех вузах проходят общеобразовательные предметы. Быть может Леня поможет тебе устроиться в Московский горный институт. Об этом ты подумай и напиши ему. Я тоже напишу.

Не отчаивайся, не грусти и не падай духом. Раньше ты была довольно логична. Хочу чтобы ты такой оставалась и дальше.

Очень жаль, что не все твои письма доходят до меня. В одном из писем ты мне писала адресовать письма на дом 2 ,кв.7. Я послал по этому адресу два письма. Если получила, то сообщи мне.

Напиши , что у вас слышно о мобилизации женщин.

Целую тебя и жду ответа. Твой Папа 29.03.43г.

Весна прямо-таки вдохновила, вселила силы и кипучую энергию в уставшего от зимней тоски и печали, Ефима Михайловича.

В апреле он строчит, как пулемет, с той же скоростью, короткими очередями. Через каждую неделю – письмо! 3 апреля, 16 и 22:

Зина!

Наступает настоящая весна! Если решила поехать в деревню - не теряй время .Чем дольше затянешь свой отъезд,тем меньше будешь иметь времени для отдыха. А отдыхать тебе, я чувствую, необходимо. Леню я просил насчет твоего перевода в Москву.

Напиши, что ты предпринимаешь чтобы переехать в Турчино. Что пишут из дома, как вы все здоровы. Что слышно о дяде Грише. Я надеюсь скоро получить в нашем доме кВ. 197 на той же площадке.

Пока жив и здоров. Новостей нет. Зина Короткова вышла замуж. Только я не пойму толи за аттестат ,толи за лейтенанта. А впрочем мне все равно.

Целую всех. Скорее пиши ответ.

Твой папа 3.04.43г.

Зина!

Привет тебе и Липе. Мы начинаем на тебя сердиться: прошло уже больше месяца с момента приезда бухгалтера ,а от тебя нет ни одного письма. Я знаю, что у тебя нет времени, но раз в месяц все же надо написать и сообщить о здоровье и успехах занятий.

Мы с Женей живы и здоровы и не голодаем.

Школы здесь нет. Кромеюнгов , а это значит быть матросом до смерти. Но он не может принятьвсей этой жизни , Я не решаюсь отдавать его в эту школу .Если отдать в школу лейтенантов—это значит уехать на передовую Не знаю прав ли я, но мне все советуют отдать Женю в техникум, где он останется до окончания его,а после может поступить и в ВУЗ.

Сейчас он успешно занимается и хочет сдать при школе экзамен за 7 классов, а остальное мне устроить помогут.. Теперь все зависит от него. Я помогаю ему всеми своими знаниями и вечера просиживаю до 12 часов за русским языком, геометрией и алгеброй. Денег нам не шли. Мы выиграли на 3 обл. 450 рублей, в том числе и на твои 150 руб . Да кроме этого на облигацииОли 200 руб.

У Нюры, как я понял из слов Жени, тяжелое материальное положение, а поэтому прошу тебя поделиться с ней деньгами. Напиши, что случилось с Марусей в Иванове. Она мне давно не пишет

Постарайся все узнать и помочь ей

Целую тебя и жду ответа Папа 16.04.1943г.

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу и малышей.

Не знаю, получала ли ты мои письма, но я тебе трижды писал чтобы ты переехала в Туртино и восстановила свое здоровье. Это самое главное, что меня интересует больше всего .Маме я пишу как и всем довольно часто, но письма ,как видно, теряются в дороге и только часть из них доходит до места. Я знаю , что она болеет, ей надо оказать медицинскую помощь. Помоги ей в этом. Ты бываешь дома ,видишь ребят. Напиши мне как они выросли. Я здоров и жив, не голодаю. В остальном жизнь идет при тебе.

Немец нам часто шлет железные гостинцы.

Мы уже давно привыкли ко всему . Хотя смерть стережет нас на каждом шагу. Я все такой же чудак. Все думаю ,что скоро кончится война и все мы будем вместе. И сегодня получил ордер на квартиру 197 на нашей лестнице. Напиши , что знаешь о Грише. Мне хочется знать на каких ты была курсах.

Целую и жду ответа

Твой Папа 22.04.43г.

Зина, конечно же, читала сразу же письма при получении, торопливо распечатывая конверты, чтобы быстрее оценить новость, впивалась глазами в весточку от папы.

- Понятно, что пока радуется приезду Жени в Ленинград. Он теперь снова с сыном. – Ликовала Зина – вдвоем одиночество он откинул в дальний ящик комода и не заглядывает туда никогда.Умерло, так умерло! Вечная ему, одиночеству память! Надеется об улучшении жилищных условий. Люди умерли, а живущие в жилплощади нуждаются. Но как папочка умеет в коротеньких строчках вместить столько много информации. Сообщая о замужестве выжившей в блокаде единственной соседки Зины Коротковой, в его словах слышится прежняя ирония и шутка. Очень он хлестко комментирует мотивы замужества: «Я не пойму за кого она вышла замуж: то ли за аттестат, то ли за лейтенанта». О человеке и его качествах Зинуля, моя теска, не очень то беспокоится. Меркантильные достоинства затмили её чувства. Важнее сытая жизнь и блестящие перспективы: что бы стать женой генерала, нужно сначала выйти замуж за лейтенанта.

Прочтя второе письмо Зина получила информации побольше и о Жене и о самом отце.

- Беспокоится папа о судьбе Жени больше, чем сам мой братец. Не желает, чтобы Женьку сразу же отправили на фронт. Повоевать он всегда успеет, но оставаться всю жизнь матросиком пока Женя не желает. К тому же отказывается от моих посланных для Женьки же денег, Видите ли они выиграли в очередном тираже облигаций государственного займа. Сначала папа помог правительству своей страны не только своей службой, но и личными деньгами от полученной зарплаты, а теперь вот и государство стало расплачиваться со своими гражданами. Даже моя облигация выиграла 150 рублей. Вот только не надо меня учить, кому помогать. Я лучше сто раз папе помогу, а Марусе раз десять, и то если сама увижу, что ей нужно помочь. Может просто ленится поработать как следует.

В третьем письме Зинаида узнала, что в апреле, в весеннем месяце, не только оживилась жизнь её отца, но активизировались и фашисты:

- Деликатно папа отмечает разрушения гадов, которые взяли в плотное кольцо Ленинград, желая удушить все живое и снести с лица земли все недвижимое: дома, фабрики, заводы, музеи, кинотеатры, институты, школы. Всего одна фраза, но какое презрение к фашистским захватчикам: «немец нам часто шлет железные гостинцы». Папа сам признается, что он далеко не реалист, а скорее, по складу своего характера, не от мира сего: «Я все такой же чудак. Все думаю, что скоро кончится война, и все мы будем вместе». Но самую главную новость приберег на последок: «Сегодня получил ордер на квартиру № 197, на нашей лестнице. Но почему же папа молчит об моих школьных документах? Они же остались в горном институте на Васильевском острове. А без аттестата зрелости меня не примут в Московский горный институт.

Ефим Баранов будто подслушал мысли дочери. 3 мая Зина получила от отца письмо:

Зина, Маруся, Вова и Люся!Шлю вам свой привет и желаю быть здоровыми.

Письмо твое я получил и очень рад, что ты имеешь хоть небольшую возможность поступить в ВУЗ. Вчерашний день был в вашем институте, который на меня произвел мрачное впечатление: оставшиеся в живых профессура и студенты в марте 1942 выехали в Пятигорск, музей разрушен, много зданий сгорело и разбито бомбами. Твой аттестат об окончании школы отыскать пока не удалось, но надежда на отыскание еще не потеряна. Пока я сумел получить справку о том, что ты состояла студенткой института и выбыла по эвакуации. Справку эту я прилагаю в этом письме.

В ближайшие дни пришлю еще письмо.

Почему мне ни кто не пишет о Грише?Отвечай скорее. Целую.

Твой Папа 3.05.43г.

- Мой храм науки лежит в руинах – размышляла Зинаида, прочитав письмо. – Варвары, что они творят, негодяи?! А вот папочка, конечно, молодец. Аттестат зрелости мог и перезреть, то есть сгореть, выражаясь более точнее. Но каков остроумный шаг придумал папа: справку взял, что я училась на первом курсе горного института в Ленинграде. Это очень серьезный документ и вполне может заменить аттестат.

Но письмо, которое пришло через два дня Зинаиде от папы. Быстро остудило её пыл. Эксцентричный отец ей как будто выплеснул ушат холодной воды на голову:

Зина! Ты пишешь о смерти тети Ольги. Меня очень удивляет ваша уверенность о смерти Ольги. Я потому, что от не нет сведений с момента взятия фашистами Петергофа, но это полностью не доказывает , что она погибла. Конечно, можно предполагать тое и другое, но это точно будет предположение. Не надо расстраиваться и расстраивать других: напиши об этом Дяде и успокой их. Будет можно сказать что либо определенное, когда освободим Петергоф от фашистов.

Твой Папа 5.05 43

- Я же вовсе не утверждала в своем письме, что тетя Оля умерла от голода или погибла от рук гитлеровцев, которые даже дворец Петра Великого – «Монплизир» - «Мое удовольствие», в переводе, превратили в конюшню. Что же говорить о простой русской женщине-тете Оле. Для них мы все, вся наша славянская нация – недочеловеки. Пока от тети Оли не было никакой весточки. Я буду безумно рада, если ей удалось выжить в кромешном аду фашистской оккупации Петергофа.

Но еще через два дня Зинаида получила от отца новое письмо:

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу, Вову и Люсю. Посылаю тебе справку о том, что ты состояла студенткой Горного института, стараюсь получить и остальные документы. Фотографию твою получил , за что большое спасибо, по ней можно предельно судить и сказать, что Ленинградская блокада и война положили на тебя свое клеймо. Хотелось бы видеть тебя более здоровой и веселой, но что делать? Жизнь диктует нам другое и заставляет мириться со многим против наших желаний. Будем надеяться , что переживем войну и восполним потерянное. Я очень рад, что ты стремишься в ВУЗ , и надеюсь , что кроме желаний к этому делу будет приложена твоя непустая голова и энергия. За эту фразу не обижайся и наверное, ты, уже убедилась, что могла вынести из школы больше, чем можно и перестала ругать меня за мои требования. Спеши скорее оставить работу ,перебраться в деревню, отдохнуть и подготовиться в ВУЗ.

Почему вы мне не хотите сообщить правильных сведений о Грише? О тете Оле вы забеспокоились ранее, чем следует, еще раз напоминаю, что у меня ни каких сведений нет и делать выводы рано и необоснованно.

Не знаю как праздник проводите вы, а я плохо: правда я был сыт, но тоска по дому и всех вас мне в эти дни не дают покоя. Оба дня нас не бомбили, но обстреливали.

Я получил в кВ. 197 три комнаты. Общая площадь 54 метра, но все это в связи со всеми неприятностями не радует. Хочется хоть на один день в Турчино. Пиши мне чаще и больше . Напиши мне все, что знаешь о доме и Грише. Знаю, что все там разуты и раздеты, боюсь за ихнее здоровье

Вчера послал вам и домой книги.

Целую вас и жду ответа

Твой Папа 7.05.43г.

- Ну вот, - удивилась, уже в который раз, неуравновешенности отцовского характера, - сначала меня похвалит: И голова-то моя не пустая, из учебной школьной программы я вынесла намного больше, чем смогли многие другие, и энергии хоть отбавляй. А потом схватит за шкирку и обмакнет физиономию в манную кашу, как маленькую двухлетнюю капризную девочку: «не вводите меня в заблуждение, и сообщите мне достоверные сведения о дяде Грише». Ну откуда мы можем узнать, где воюет дядя Гриша? Мы же в тылу находимся, а не на фронте. У меня знакомых контрразведчиков нет.

В следующем письме Ефим Баранов выступил в роли миротворца в семейных спорах и раздорах. Как дипломат он подбирал долго нужные слова, да и Зине, перепоручая часть переговорного процесса, предлагал вести все душещипательные разговоры весьма осторожно и деликатно:

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу, Вову и Люсю.

М.М. Петрова я разыскал и он мне все обещал сделать. Бросай скорее работу и готовься в ВУЗ. Справку из Горного я тебе давно послал, переехал в квартиру 197, а пиши мне письма по старому адресу. Я недавно получил письмо от Вани, он пишет, что несчастья, вызванные войной, сильно состарили Деда и Бабу, а кроме этого в нашей семье что-то неладно. Ты знаешь, что я очень люблю своих родителей и всем, что имею, обязан только им.

Мне стыдно, что все так нехорошо получается. Отсюда я не имею возможности исправить создавшееся положение, а поэтому прошу тебя как можно скорее перебраться в Турчино и поправить это дело. Деду и Бабе можно многое простить, если они и не правы, только потому, что они старики пережили и переживают больше, чем мы, Но все же следует подойти к разрешению этого вопроса очень осторожно и дальше, чтобы не испортить этих отношений окончательно и помнить, что Мама тоже переживает немало и измотала свое здоровье. Не предрешаю, но нет ли вмешательства в эти дела посторонних лиц которым это приятно. Из того же письма я узнаю, что Маруся ездила в Одинцово, но там не встретила должного привета. Мое мнение по этому вопросу следующее: чем ехать в Одинцово лучше быть в Турчине. Думаю, что она работая в колхозе, проживет значительно сытнее, чем где либо в другом месте. Я ей об этом написал. Постарайся ее уговорить ты. Таким образом мы облегчим моральное состояние Деда и Бабы и создадим трудоспособную семью. Деда и Бабу пора освободить от работы в колхозе.

Прошу не скрывать и все, что знаешь, написать о дяде Грише.Получил ордер на туфли для тебя. Как только будет возможность, то куплю.

Целую тебя. Папа

Потерял очки и пишу наизусть

13.05.43г.

Зинаида оценила по достоинству отцовский план миротворчества.

- Жаль, что пока не знаю, как ко мне трепетно и нежно относятся дедушка и бабушка. Ведь чтобы я могла учиться в Москве для меня дед лисью шубу не пожалел. Подарил – и глазом не моргнул, такую богатую дорогую, красивую шубу. Лишь бы только я училась в горном институте. Папа считает, видимо, я еще маленькая, и думает, что я смогу как-то повлиять на свою маму, чтобы она не обостряла отношения со свекром и свекровью. Но она и так старается сохранить равновесие, как канатоходец, шагающий по тонкой проволоке на огромной высоте. Только в нашем случае при неловком движении произойдет катастрофа, и разобьются на арене циркового манежа ни канатоходец, а сердца всей нашей дружной семьи. А сам ведет себя как маленький мальчик. То он очки потерял и пишет наизусть, то хвастается, что получил ордер на туфли мне в подарок.

Прошла неделя, а почтальонка уже опять барабанит костлявым худеньким кулачком в дверь к Зине.

- Открывайте скорей, почтальон у дверей, вот берите письмо, но сначала спляшите, спляшите!

Радости было столько, что вся улица заплясала – отыскался след Тараса, то бишь дяди Гриши:

Зина! Целую тебя, Марусю, Липу, Вову и Люсю. Спешу сообщить, что Гриша жив, его адрес « Полевая почта о ЗУ 48Г Барсекову Г.М.».Я не находил себе места от тоски, а теперь не знаю , что делать от радости: готов целовать весь мир. Справку тебе из Горного послал, а справку об окончании школы директор товарищ Лукина обещает мне приготовить к 22.05.43. Постараюсь сделать для тебя все чтобы ты училась, а ты постарайся сделать все для Маруси, чтобы ей было хорошо.

Из письма Вани и Липы узнал, что ей живется неважно. Она тебе оказала большую услугу: мы ей обязаны отплатить тем же.

Липа мне тоже пишет о домашних неполадках. Прошу тебя выполнить мою просьбу , изложенную в моих письмах.

Липе я послал две книги. Одну адресованную на тебя, а вторую на нее, ей тоже надо поехать в деревню и отдохнуть.

Говоря короче я хочу чтобы ты нашла разумные пути примирения и наша семья снова стала положительным образцом для других.

Не знаю ,что сказать в заключение, мне просто стыдно за свое очень хорошее настроение, которое не могу скрыть.

Всех целую 20.05.43г.

Зинаида помчалась на почту и заказала переговоры отцу. Он обещал ей выполнить её просьбу и не выполнил, то, что обещал.

Связь была плохая. В телефонной трубке скворчало, трещало и хрюкало. Получался разговор глухого с немым. Не поняла она ни слова, оказалось, что ничего не разобрал из слов дочери и Ефим Михайлович. Он тут же обстоятельно написал письменный ответ:

Зина!

Шлю тебе привет и желаю быть здоровой. Очень жаль, что была плохая слышимость и я почти ничего не слышал, что ты мне говорила. Только по твоему голосу понял, что ты мной сильно не довольна.

Я совершенно не чувствую какой либо вины и принимаю все меры к тому, чтобы вы были скорее здесь и хотя небольшое участие принимали в моем постоянном труде6 стирке, штопке, варке и прочее, но вы ,как видно , не понимаете, как трудно получить вызов. Я уже отбил все пороги в институте и управлении, а как видишь, окончательного успеха еще не добился. Я думаю, что учась в институте и обращаясь среди разных людей, ты стала выдержаннее и деликатнее хотя бы по отношению ко мне, но к сожалению мои надежды и мечты не оправдались. Не обижаюсь и надеюсь , что жизнь и возраст внесут нужные коррективы и твоя грубость и нетактичность пройдет сама по себе.

Посылку я тебе пришлю , а первую получи по адресу 5-я Тверская Ямская.

Не помню, ответил ли я на твое письмо, но это мне кажется было очень давно. Твои деньги пришли обратно, но я их никак не могу найти, Быть может что у дяди Саши, а он говорит , что они у Зины , а обоих вместе я их встретить не могу. Но надеюсь все же прислать тебе скоро. Ты,наверно, здорово устаешь с экзаменами, а поэтому мы решили тебе немножечко помочь: пользуясь поездкой сотрудники управления в Москву посылаем тебе небольшую посылку: свиного жира и галет. Мы с Женей питаться стали значительно лучше. Я получил карточку , на которую мне дают хлеба 1400 грамм, масла сливочного или животного жира Картошки 3 кил , овощей 7 кил., мяса,1 л молока , 400 гр. сухофруктов, 10 яиц, 3 кг крупы и 1000 сахару. с 1.06 будет 1800 руб если это положение будет устойчивое, то зимой голодать не будем.

Жене заниматься тяжело. Он похудел, но занимается пока на четыре.

Деньги и посылку пошлю с сотрудником управления.

Целую тебя я и Женя и желаем успешно сдавать экзамены. Надеемся теперь ты учишься лучше, чем в первое полугодие . Привет дяде Лене и тете Липе. Почему нет ответа от них на мое письмо.

21.05.43

Зинаида не ожидала от отца такой выволочки и такого тона. Но речь шла о её вызове в Ленинград. Она прекрасно понимала, что город еще в блокаде, но видимо слишком перенервничала и кричала не со злости, а чтобы папа хоть что ни будь разобрал, хоть слово в этом трескучем и скрипучем эфире.

Поэтому, когда отец долго-долго не посылал писем, Зина очень забеспокоилась: уж не случилось ли чего? А он сам разыскивал её и написал письмо Липе:

Липа! Шлю привет

Письмо ваше я получил

Отвечаю с большим опозданием Хотелось бы отвечать и переписываться чаще, но так как получаемые мной письма одно другого грустнее, я просто не знаю, что кому ответить. Читал письмо Вани. Я возмущаюсь поступком Лени, а прочтя твои письма, я чувствую, что виноват в этом не Ваня и не Леня А кто-то другой и больше всего я. Очень извиняюсь за свою не выдержанность и горячность, но я не могу быть другим, так как всех мне жаль, а тех больше, кто больше страдает, а Ваня и Гриша пострадали значительно больше нашего. Не знаю как смотрите на это вы, а я , учитывая их положение, простил бы все, если они были виноваты на 100 %. Их положение может понять только тот, кто испытал его сам. Правда нам тяжело: ты живешь врозь с детьми ,работаешь У меня болеет второй месяц Матреша , простудилась и не работает Но как бы не было тяжело нам, мы не должны забывать их и наши семьи. Пожалуйста, не думай , что я хочу винить Леню или тебя мне одинаковы Можно пережить несчастья, а их как видим у нас довольно много. Встречаем их там, где и не ожидаем. Твоя сестра ,наверно, не думала потерять мужа дома и была совершенно спокойна. Но несчастье оказалось и здесь. Кто поможет ей ,если не поможешь ты! И я вполне представляю тяжелое и безвыходное положение.

Жить тяжело. Забудем все никчемные ссоры и вместе будем помогать всем прямо или косвенно пострадавшим от войны.

Мне Юра пишет, что Зина уехала в Москву. Но я не знаю, где она остановилась и не имею возможности поздравить ее с днем рождения и послать деньги.

Лене я привет не писал, думая ,что он еще в командировке.

4.10.43г.

Липа, если не будет трудно. то договорись с каким ни будь интернатом и пришли мне срочно адрес и я сумею прислать вам посылку. Посылку пришлет ГОРОНО для эвакуированных детей.

Липа переслала письмо, адресованное ей, и Зине. Ведь дочери увидеть даже почерк своего отца на письмо, написанного даже не ей, а родственнице, все равно приятно.

А Ефим Баранов разыскал другими путями своей родной доченьки и прислал ей персональное письмо:

Зина!

Целую тебя, Марусю. Липу, Вову и Люсю. Из маминого письма я узнал, что ты в день рождения была дома среди родных, рад за тебя и за всех вас. Почему ты так редко пишешь мне письма, а Маруся даже одного не прислала. Напиши мне как вы здоровы, живете, учитесь. Липа, где Сережа. Что пишет дядя Гриша,дядя Леня, что читает. Получили ли дома мои 500 руб. Мы давно перешли на прошлогодние условия: слушаем ежедневно песни самолетов, тявканье зениток, визг сирены и бомб.

Пиши мне чаще.

Целую тебя Папа 9.11.43г.

Глаза мои отказывают служить быть может купить мне очки

- Как папа научился многому между строк! – восхитилась и тут же чуть ли не вздрогнула от ужаса Зинаида. – Говорит о бытовых мелочах, а потом, как шарахнетфразочкой. Будто молния в поднебесье сверкнет: «Мы давно перешли на прошлогодние условия: слушаем ежедневные песни самолетов, тявканье зениток, визг сирены и бомб». Неужели немцы хотят ворваться в город? Неужели Ленинград, как того и желал Гитлер, сотрут с лица земли? Может быть, отец засомневался в стойкости защитников города? А потому так нервничал, когда я настойчиво просила сделать мне вызов для проживания совместно с семьей в Ленинграде…

Она приободрилась, когда папа прислал письмо:

Зина!

Письмо твое получил, за что большое спасибо. Не сердись, я задержался не по желанию. Завтра отправляю тебе почтой туфли, галоши, сапоги и еще кое что. Скоро приеду и привезу вам всем обувь. Маруся тебе сделала очень много, а ты как видно ей не пишешь. Это не хорошо. Если мне не напишешь я не буду сердиться, а Мама , Баба, Деда и Маруся могут обидеться, а поэтому прошу тебя не забывать их, а также пиши Грише и Ване.

Напиши мне как питаешься, учишься и здорова. В посылке пришлю тебе плитку шоколада, которую берегу уже второй год. Учебники получишь в ближайшие дни.

Целую тебя Папа 30.11.43г.

А потом Леня переслал Зинаиде письмо, которое ему прислал отец:

Леня!

Привет тебе и Липе. Вчерашний день получил письмо от Зины и узнал, что ты вернулся. Первое, что я должен тебе сказать: большое спасибо за оказанный вами приют Зине. Из письма видно, что Липа ездит за капустой в Ризу. Это уже мне многое говорит о вашем питании. Все же можно сказать, что м ы живем неплохо. Не знаю как ты и все вы вместе, а я очень беспокоюсь и переживаю за Гришу и Ваню. Напишите мне все, что о них знаете. Получил ордер на отправление посылки. Завтра отправлю пару туфель, галоши и сапоги и надеюсь скоро быть у вас.

Целую всех

30.11.43г

У Зинаиды сразу же отпали все те каверзные вопросы, которые роились у неё в голове.

- Нет, и речи не может быть о сдаче Ленинграда – поняла Зина. Такие слухи наверняка распускают паникеры и трусы. Папа и мне и Лене что-то присылает нам на Большую землю из осажденного врагами Ленинграда, а не мы ему. Лене сапоги, туфли, галоши. Значит завод «Красный треугольник» работает нормально, да и мне почтой отправляет галоши и сапоги. А к тому же в посылку кладет мне - сластенеплитку шоколада. Летчикам, когда они отправляются на боевое задание выдают, как Н.З. шоколад на случай, если собьют, то будет чем подкрепиться на земле, пока доберешься к своим. А раз мой родной папочка свой неприкосновенный запас мне прислал, значит Н.З. ему уже не нужен. И врагов мы скоро и вправду погоним от стен Ленинграда. От Сталинграда-то мы фашистов уже погнали…

Последнее письмо из блокадного Ленинграда Ефим Михайлович написал Зинаиде за восемь дней прорыва блокадного кольца.

Зина!

Привет тебе, дяде Лене и Липе. Доехал хорошо и уже работаю. Квартира моя за время моего отсутствия вполне сохранилась. Вызов Жене послал 15 янв 44г. Как оформить его выезд, я маме написал. Сегодня я составил ведомость на вызов всей семьи, включая и тебя. Думаю, что все это будет оформлено к июню и вы все будете здесь.

Бухгалтер привезет тебе посылку: бумаги, краски 26.02 свитер, джемпер и еще кое что ,что пережили дома.

Чепдрей в марте поедет в деревню и хочет захватить посылку для меня.

Пиши скорее о твоих учебных успехах, здоровье и финансовых делах.

Целую тебя Папа

19.01.44г

Напиши, что слышно о Ване. Последний раз он сообщил, что идет в бой.

- Наконец-то в январе, как в сказке с Ленинграда прилетела первая ласточка: Жене папа выслал вызов. Да и обо мне он позаботился – подумала Зина. Ведомость на всех членов семьи составил. Теперь при всей строгости военного времени бюрократическое колесо канцелярского механизма крутанется в нашу сторону. Как мне хочется побыстрее вернуться в свой родной Ленинград. Хотя улита едет, да когда-то будет подписана «наверху» папина справка-ведомость:

А 27 января Ленинград и вся страна ликовали! Небо разукрасили красивые цветы салюта. Война еще шла, но гитлеровцев теснили к западным рубежам страны, а в середине 1944 года советские войска станут воевать на заграничной территории. Этого ленинградцы не знали, но свежий ветер перемен уже ощущали.

ВЕРНУТЬСЯ В ЛЕНИНГРАД НЕ ТАК-ТО ЛЕГКО

Весной в апреле Ефим Михайлович написал дочери о своих хлопотах про сына Женю:

Зина!

Шлем тебе и Липе свой привет и поздравляем с днем рождения Лени. Мы живы, здоровы . Женю я еще не устроил, но принимаю все меры к устройству его в техникум или военную школу . Он пока здоров, усиленно занимается и готовится к экзамену за 7 классов.

Напиши как здорова ты и все вы. У Нюры, как видно, плохие материальные дела. Помоги ей из красочных денег.

Почему молчит Маруся Ивановская, где Сережа?

Купил тебе книги. Завтра пошлю почтой. Напиши, где Ваня и домашние новости.

Целую Папа

12.04.44г.

- Бедный Женька. – посочувствовала брату Зинаида. – Представляю, как Женька усиленно занимается! Под напором стали и огня моего папочки. Он уж с моего братца с живого не слезет, пока тот не усвоит экзаменационный уровень знаний. Да и мне суровый наказ: помочь Нюре материально. Но какое счастье, что Юра всерьез занялся нашими вопросами по переезду в Ленинград. Уж если он вопьется в бюрократов, как клещ, то его хватку клещами и не оторвешь. Писал же мне он еще в феврале про свою основательную программу. До председателя облисполкома Попкова достучался.

Зина!

Вчерашний день послал тебе письмо. Сегодня пишу второе. Мне очень жаль, что была плохая слышимость и совершенно тебя не слышал. Я вполне понимаю тебя и маму и не обижаюсь за упреки. Но вы не представляете как трудно получить вызов. Я обил все пороги в управлении и горком, но положительных результатов еще не добился. Мое последнее заявление поданное находится у тов. Попкова. Я ежедневно надоедаю генералу и буду надоедать до получения пропуска. Мне очень жаль, что ты голодаешь и я не могу оказать тебе нужной помощи. Приготовил тебе посылку: пшена 2 кило, сала килограмм, конфет кил, три банки консервов, компот, чай и лимон. Но трамвай меня подвел и я опоздал к поезду. Посылка лежит и я жду случая. Картошки у меня около 500 кило и капусты 300 кило. Приедете,голодные не будете. Женя учится , мне кажется, неважно: и алгебру, тригонометрию и геометрию знает плохо. Я ему об этом много говорю, но мои убеждения как то мало доходят до его сознания.

Пиши скорее. Целую тебя папа.

3.02.44г.

Тогда, еще в феврале, Зина удивлялась туго закрученной пружины внутри организма-механизма отца:

- Он действует как знаменитый танк Т-34. Идет вперед, уклоняясь от разрывов снарядов, и пока не разутюжит окопы и бастионы противника не остановится. Как он огорчился, что не успел отправить мне продовольственную посылку. Чуть–чуть опоздал на трамвай. А они сейчас в Ленинграде ходят еле-еле, и с большим очень большим интервалом. Кто не успел, тот опоздал.

В апреле 17 числа Баранов прислал Зинаиде еще письмо.

Зина!

Целую тебя и Женя и желаем быть здоровой. Прошло уже больше месяца со дня твоего отъезда в Москву. Я послал тебе письмо , но не получил ответа. Чем объяснить твое молчание я не знаю и это меня сильно беспокоит. Вызов маме я добивался через Пушкинский райисполком и через Смольный. Первый вызов получил неделю тому назад, но в нем работники исполкома напутали. На Маму вызов прислали, но забыли вписать Юру, и по новому все оформляли. Получу вызов на руки

Завтра посылаю домой 400 руб. и телеграмму. Со дня твоего отъезда мне не везет: заболели сначала ноги, потом сильно повысилась температура и повторялась осенняя история, не придавая этому значения, я ходил на службу и ездил в пригороды. В результате свалился и лежу в постели, пью микстуру и капли. Пиши скорее как жива и здорова, бываешь ли у Нюры.

От Вани я получил письмо и был очень недоволен, что у тебя испорчены отношения с Нюрой. С Нюрой надо отношения наладить и хотя бы ради Вани. Из письма Вани я понял, что ему очень тяжело, а поэтому прошу тебя писать ему чаще письма. Гриша мне кажется стал совершенно одинок. И настроение у него. судя по письму, очень тяжелое. Надо поднять ему настроение и убедить, что жизнь еще не совсем испорчена. Пиши все, что знаешь о дяде Ване, Нюре , Грише, Марусе и дяде Лене. Лидии Сергеевне я послал письмо, но ответа не получил. Она,наверно, рассердилась за мое долгое молчание. Прошу тебя зайти к ним и извиниться за меня. Как только приедет мама и Юра начнем приводить в порядок свою квартиру.

Вчерашний день послал письмо дяде Лавруше.

7.04.44г.

Москва, Моховая улица ,д. 11. Геологоразведочный институт

Студентке 2-го курса, Барановой З. Е.

- Чиновников отец взял в «клещи», как говорят боевые летчики, заходя с парой истребителей с двух сторон, зажимая самолет противника к земле, чтобы исключить возможность маневра и непременно сбить фашистского гада, - с удовлетворением отметила дочка, - Старается получить вызов, тоже с двух сторон – через Пушкинский райисполком и через Смольный. Кто быстрее выдаст ему подписанную справку. Но какие же сидят во властных структурах головотяпы. Как в притче, вместе с водой из тазика выплеснули и мальчика: Юру забыли вписать в бумажку. А ведь без бумажки – ты – букашка! Но с бумажкой – человек! Зато папа сам педантично выполняет свои обязанности. Вот и меня просит извиниться перед Лидией Сергеевной за то, что он ей долго не писал писем! И меня за это журит, если давно не посылала весточку.

А из майского письма Зина узнала, что жизнь в их семье постепенно налаживается:

Зина!

Вчерашний день получили твое письмо, за что шлем тебе большое спасибо, целуем тебя и желаем быть здоровой. Грустно, что ты в этом году попала не удачно, но что делать.

Сидя в Ленинграде, работу с хорошими условиями, выбрать трудно. Придется смириться с положением. Учитывая практику не забывай самого главного: укрепить свое здоровье и тем самым подготовить себя на зиму. Правда, зима эта для нас должна быть значительно легче прошлой. Будет картошка на моих огородах. Да, кроме этого, я на участке Дома Советов выкопал 6 гряд длиной по 11 метров, да немного на школьном участке посадил свеклы и моркови. Говоря, короче , я теперь копаюсь все праздники с утра до ночи в земле не потому, что это доставляет мне удовольствие, а потому что не хочется иметь как в 19.08.43 повторения прошлогодних условий. А ты их знаешь. Условия питания пока не улучшились. Но были дни совсем плохие, что заставило, как не грустно, продать очень хорошие книги

Я сам питаюсь на работе ежедневно :суп, каши Получил немного картошки и круп.

Юра свои экзамены закончил очень хорошо. Евгений сдал русский, электротехнику.Остальное будет сдавать в ближайшие дни. Юра на работу устроится не мог работает со мной в одном тресте при деревообрабатывающем заводе. Работа Юре не нравится и они с мамой собираются ехать на сельхозработы. Не знаю, что из этого выйдет Мы все живы и здоровы. Только у меня перестают слушаться ноги и несмотря на то, что я даю им пилюли, они ходят.Только потом, думаю, что эти глупые капризы у них скоро пройдут, и они будут послушные попрежнему.

Дома , как мне пишут, с питанием ужасно.

Дядя Гриша пишет очень грустное письмо о перспективности своей, скуке и одиночестве. Огород у них как видно отберут и он решил оставить первым. Я предложил ему продержаться там до сентября,если можно. А я за это время смогу подыскать ему работу и комнату.

Пиши больше о своих условиях ,питании и здоровьи. Целую тебя и желаю быть здоровой. Папа

21 05 44

- Вот это предприимчивость у папы, - восхищалась Зина. – Огород на цветочных клумбах у Дома Советов развел. И вместо луковиц тюльпанов будет на клумбах выращивать клубни картофеля. Зато и не особенно голодают. Щи и каша – пища наша. Самая калорийная и дешевая. Не забывает он и своих дальних родственников и друзей. Искалеченному войной дяде Грише старается помочь, уже работу подыскивает и комнатку для проживания в Ленинграде. Хлопот полон рот! Милый папка, как я тебя люблю! Ведь у самого ноги не ходят, так он, как птичка – синичка, по воздуху порхает!

Послевоенный неурожайный год сделал свое черное дело. Жить в Ленинграде стало опять голодно. Получше чем в блокаду, но здоровье, подорванное в блокадные зимы, сильно подорвалось у Ефима Михайловича. О своих болячках Баранов упоминал между прочим, но Зинаида понимала бедственное положение их семьи. Во время блокады отец Зины страдал от болезней и одиночества, а теперь в добавок за каждого члена не маленькой семьи переживает. Но он думает не о своих проблемах со здоровьем, а как получше благоустроить своих домочадцев:

Зина!

Сегодня хорошее настроение , что редко в последнее время и я решил написать письма всем, начиная с тебя.

Я верил, что состояние желудка соответствует настроению, а теперь убедился на собственной фиктике. Вчерашний день получил на работе за 48 рублей картошки.

Картошка показалась вкусной, потому что мы ее давно не ели, не знаю,помнишь ли ты, а мы долго будем помнить.

При тебе мы не ели плохо, а после твоего отъезда значительно хуже.Были дни, когда мы совершенно ничего не ели кроме хлеба да картошки. Мама дошла до того, что я стал бояться за ее здоровье. Я поднимался по лестнице, не отдыхая, только на один марш. Фурункулы сделали спину синей. Первую половину дня я еще кое как работал, а во вторую половину я совершенно был ни к чему не годен. Это было даже подмечено сотрудниками.

Голодовка также отразилась на здоровье Юры. Кроме того, что он здорово исхудал, покрылся еще чирьями.

Женя держался дольше

Ты знаешь , что я люблю книги, но боясь за здоровье и жизнь, решил часть продать книг. Думаю, ты поймешь неутешительное наше положение и не будешь обижаться. Будем живы купим книги, быть может относительно больше, чем имели.

Теперь тяжелое как будто пережито, надеюсь скоро пропадут чирьи, и я снова смогу сидеть на жестком стуле, работаю стоя.

Соседи мне настолько надоели и достали , что я решил как то от них избавиться. Если не удастся переселить их на проспект Маклина, то я решил сам просить там квартиру в три комнаты. Не знаю, как удастся мне это дело, но квартира мне нравится: 3-й этаж, комнаты две по 25 метров и одна 20 метров. Кухня и одна комната южные, есть ванная, довольно большая, проходная и два стенных шкафа. Полы паркетные,окна нормальные. До Мариинского театра одна остановка и до трамвая 4 минуты ходьбы. Трамвай 8, 21, 15,16. Напиши, как нравится тебе эта идея. Из дома давно нет писем, но я знаю, что голодали там ужасно. Урожай везде,как будто, хороший. Это, наверно, отразится положительно и на нашей деревне и на нашем доме.

Я бы очень хотел, чтобы положение деда и бабы хоть немного улучшилось. Вчерашний день получил довольно странное письмо от Татьяны Мамоновой. Она пишет, что все в Иванове беспокоятся о нашем здоровье, не знаю на сколько это искренне, но их волнений в письме довольно много.

В том же письме сообщены тоже совершенно непонятные сведения о поведении Липки Гусевой . Таня пишет, что Ольга искала Липку в Иванове два дня и не могла найти. А после ее отъезда явилась к Мамоновым Липка синяя в слезах, но совершенно не способная говорить и якобы у нее отрезан кончик языка.

Это страшное известие мне пока совершенно не понятно и я решил написать Марусе и домой и узнать в чем дело.

Написал довольно много, а ведь картошку ел только два раза, сколько будет энергии и интереса ко всему, если я ее буду есть каждый день и досыта!

Все. Целуем тебя и ждем твоего ответа и жизненных улучшений.

Гриша к нам еще не приехал, но мы ждем его каждый день. Завтра еду за грибами.

Папа

Прочитав письмо отчаяние на какое-то время заполнило вс е существо Зинаиды:

- Папа купил картошки на работе и вкуснее этого обеда: вареной картошки в мундирах для него нет лучше на этом свете. Никакие крем-брюле её не заменят. Радуется, как ребенок. А его дети из-за недоедания болеют, да и он сам весь чирьями покрылся. Бедные братишки Женя и Юра. И пока, чтобы их спасти от заражения крови, решился покуситься на свое сокровище: продать часть книг из своей домашней библиотеки. А сам на стул сесть не может, наверно фурункулы добрались до мягкого места. И пристроились себе уютненько на папиных ягодицах. Не дают ему покоя ни днем, ни ночью. Но, если ему удастся получить жилье возле Мариинского театра, то есть в самом историческом центре города, вот будет здорово-то! Папка еще спрашивает, нравится ли мне его идея. Да я визжу от восторга, если это у него получится. А как папа переживает за Липку Гусеву? Хотя она такая сплетница, что удивляешься, как ей до сих пор удавалось держать язык за зубами. Чтобы как любопытной Варваре в дверях нос оторвали, а Липе кончик языка прищемили. Не лязгай попусту языком-то. Хотя, жалко несчастную, но кошка скребет на свой хребет.

Из письма Зина узнала и что дядя Гриша еще не приехал в Ленинград. Но в тоне послания отца уже звучат шутливые нотки, не смотря на тяжелое физическое состояние семьи и у папы, на высоте моральный дух. Зинаида еще раз прочла шутливую фразу Ефима Михайловича: «Написал довольно много, а ведь картошки ел два раза, сколько будет энергии и интереса ко всему, если я её буду есть каждый день и досыта?!»

Наступили материальные затруднения и у Зинаиды. Она написала о своих проблемах отцу, он отправил вот такой ответ:

Зина!

Все тебя целуем и желаем быть здоровой. Сейчас вернулся с работы и получил твое довольно грустное письмо.

Очень жаль, что ты так неудачно устроилась. Имею очень большое желание помочь тебе, но как и чем не знаю! Могу сказать одно, если можно? Вернись ко дню рождения и отдохни до занятий. Мы живем по старому. Маме хватает моей зарплаты на 3-4 дня, а после этого, как и прежде, она говорит«деньги все». Я пробовал ее убедить, что надо помнить сумму моей зарплаты и как-то планировать свои расходы, увязывая их с зарплатой, но в ответ на это получал грубый упрек «ты только и знаешь посылать деньги домой, а над нами постоянно издеваешься. Им уже 80 лет, а детям надо жить»

Так могут говорить только люди мамоновского характера и взгляда. Меня эти грубые слова здорово обидели, виноват я в том, что за эти слова отругал здорово маму. Пришел окончательно к выводу, что ее не исправишь и не убедишь, пусть будет так, как есть.

Вторую половину июня мы голодали ужасно. Первого июля я достал 48 кило картошки по 8 руб. и 5 кило крупы по 8 руб. Но хватило не далее как 15.07.

На огороде растет морковь, картошка и свекла хорошо, а брюква и капуста плоховато. Виды на урожай очень хорошие.Думаю, наше страдание кончится во второй половине августа и мы будем нормально питаться: есть досыта.

Мамины упреки заставили меня продать Войну и мир, Бреша, Крылова и Шиллера, Михаилова.

Юра закончил год очень хорошо, сейчас работает в моем тресте. Евгений закончил с тройками и как будто две четверки.

Меня замучили фурункулы: сейчас имею на правой щеке 3, на левой 1 , на шее 5.

Измотался ужасно. Завтра пойду в больницу: больше нет сил и возможности..Хочу устроить к себе дядю Гришу. Будет вместе веселее нам и ему. Из дома давно нет писем, что меня беспокоит.

Целуем тебя все.

Папа

- Да, - согласилась Зина, - пока самому сейчас очень трудно. А ужасная транжира мамочка, только усугубляет и без того сложное финансовое положение. Ухлопать папину зарплату за 3-4 дня это же изобретательность нужно иметь, чтобы сотворить такое чудо! Но и то об такой катастрофе папа говорит с иронией. Что же делать, если уже у пожилой мамы осталась девичья короткая память. А вот такой намек зря: мой любимый папа допустил в сторону мамы. Вот и нарвется на грубость! При всех этих сложностях отец собирается устроить к себе на работу и дядю Гришу! И считает наивно, что всем от этого станет очень весело.

Зинаида сразу же ответила отцу. Но ответа долго не получала. И вот наконец-то долгожданное письмо:

Зина!

Вчерашний день получил твое второе письмо, пишу тоже второе. Первое, наверное, затерялось в пути, надеюсь это дойдет до тебя.

Я повторю сначала содержание первого и дополню его позднейшими новостями.

Дома все здоровы, рассаду продали, как видно удачно. Настроение деда улучшилось. Хлеба он купил и пригласил нас в гости. Гриша работает в Кандалакше прорабом в конторе « Севзапстройвод»

Ваня что-то давно не пишет. У Лени, как видно, испортилось отношение на службе.

Маруся до сего времени не может собраться в Турчино, хотя ее давно там ждут. Мы все здоровы. Мама с ребятами гостит в Петергофе.

Ухудшение продовольственного положения совершенно замучило маму да и ребятам достается. Отдых у них в этом году неважный. В Ленинграде открылись магазины, в которых цены на промтовары увеличены примерно в три раза. Жить теперь стало еще веселее. Дома твое письмо получили, но ответить не могли, потому что адрес ты написала не разборчиво. Тетя Оля часто прихваривает, да и Алик тоже плохо растет. Страховку 3000 руб. она получила. На 2000 руб. я купил ей облигаций. Не советую тебе бродить по тайге, мешать сохатым, зайцам и медведям, тем более с твоим характером. Ты можешь испортить медведям не только настроение, но и нервы. Чтобы не оказалась твоя практика последней, не мешай медведям!

Писать о моем здоровье что либо затрудняюсь. Завтра спрошу маму и напишу. Телефон работает еще лучше. Если 3 дня ни кто не звонит, то она дает Вале 20 коп на автомат и говорит с ней. Кошка Кнопка учится прыгать сверху вниз, первый раз пригнула из окна на землю неудачно. Надеюсь научится. Скоро к нам приедет Гришина Маруся.

Целуем тебя все

20.07.

P.S. Видел Иру. Она полиняла, а Наташа подсохла. Как видно там, где она живет, мало воды.

- Слава Богу, уже начинается мирная жизнь! – воскликнула Зинаида, когда отложила листочек и конверт в сторону. – Сколько оптимизма, радости изложил в послании папа! А какой искрометный юмор, шутки, остроты рассыпаны по письму. Целый калейдоскоп из крупинок золотоносного песка. Хорошо, что дедушка пригласил папу в гости. Хлеба, видишь ли, он сумел купить. А просто зайти поговорить уже и не стоит что ли? Устроил на стройку дядю Гришу в Карелию. Папа жалуется, что цены в ленинградских магазинах взлетели вверх раза в три, так карточки-то уже отменили. Теперь в магазине можно что захочешь купить. Все есть на витринах. А деньги дело наживное. Мне за практику геологическую заплатят с северными надбавками. Не зря папа шутит про хозяина тайги медведя. Он то и добавит нам северный коэффициент за таежные неудобства жизни.

Зинаида пробежала глазами еще раз по строчкам письма и отмечала изюминки стиля папиного юмора: «Не советую тебе бродить по тайге, мешать сохатым зайцам и медведям. Тем более с твоим характером ты можешь испортить медведям не только настроение, но и нервы. Чтобы не оказалась твоя практика последней, не мешай медведям!» А его ирония к своему здоровью просто потрясающе изящна: «Писать о моем здоровье что либо затрудняюсь. Завтра спрошу маму и напишу»: Почти как шутка Марк Твена, когда журналист его врагов ошибочно или специально сообщил о смерти известного писателя. Он ответил едко«Слухи о моей смерти слишком преждевременны!». К поступкам зверей папа тяготеет и с юмором, немного черноватым говорит о кошке: «Кнопка учится прыгать сверху вниз, первый раз прыгнула из окна на землю неудачно. Надеюсь научится». А какие удивительно-язвительные характеристики придумал папа для своих знакомых в постскриптуме: «Видел Иру. Она полиняла, а Наташа подсохла. Как видно там, где она живет, мало воды».

- Наташа была такая толстушка, - хохотала Зина, - что не просто похудела, а высохла как щепка. Вот папочка и прошелся насчет воды. Ведь без воды и не туды и не сюды, как говорится. Но как по иезуитски он прошелся над осунувшейся Ириной – полиняла. Да потеряла Ира былой блеск. Кто же это не понимает, у того зрение ослабло…

У МЕНЯ ЕСТЬ ТАЙНА, А У СЕРДЦА ПЕСНЯ. С ЭТОЙ ПЕСНЕЙ ВМЕСТЕ ЖИЗНЬ СВОЮ ПРОЙДЕМ!

Зина Баранова познакомилась на школьной вечеринке с Володаром Ширяевым за год до окончания десятилетки – в 1940 году. Знала-то Зинаида Володю, Вовку и раньше, но в тот вечер что-то шевельнулось в сердце девушки.

Володьке тоже понравилась красивая, косы до пояса, стройная девчонка. Но слишком недоступной казалась она ему. Вова стал ухаживать за ней, не замечая осуждающих взглядов по этому поводу. Хотя ухаживание за Наташей – это было крепко сказано. Володя просто оказывал ей небольшие знаки внимания. А Натка их с удовольствием принимала: и знаки, и внимание.

Зина, идя, надула губы, нахмурила густые брови. И с гордоподнятой головой покинула помещение. После окончания занятий Володя и Зина столкнулись случайно на улице. Вовка, как ни в чем не бывало, поздоровался с Барановой:

- Привет, Зин! Куда отправишься отдыхать на лето?

- Некогда мне отдыхать, - засмеялась Зина, - а к чему ты это спрашиваешь?

- Да так, на всякий случай. Взгрустнется вдруг ненароком, хоть пару строк тебе черкну. А куда письмо отправить не знаю. Вот и спрашиваю тебя об этом.

- Если ты так хочешь написать мне письмецо, напиши. Любопытно будет узнать, как ты проводишь каникулы. Может быть зададут по литературе тему: «Как ты провел это лето?» А ты тут как тут, и черновик письма ко мне тебе пригодится.

- Обижаешь, Зин! Я письма тебе писать буду, а не для учительницы по литературе. Хочешь, я тебе напишу адрес, где буду находиться на каникулах.

- Напиши, если это тебе нужно.

Но первой написала письмо Зина. И не получила ответа…

- Какой ветреный мальчишка этот Вовка… - грустно подумала Зина.

Но полезла в почтовый ящик и …. Вытащила конверт, подписанный Ширяевым Володаром:

Здравствуй Зина!

Ленинград

9 июля 1940г.

Я не мог так долго ответить, потому что был на Сиверской. С Сиверской приехал вчера и нашел твое письмо. В Ленинград оно пришло 30-го, а по письму я понял, что оно выслано 23-го. Письма идут довольно таки долго.

Ну, живу я довольно хорошо, но скучно. Не знаю,может не поверишь, но честно тебе завидую. На Сиверской только пляж, река, кино, концерты. Хотя и, кажется весело, но быстро надоедает, а у тебя лес, медведи, комары, новые и новые места, вероятно очень красивые, вообще напрасно скучаешь, я бы так с радостью готов поменяться местами. Насчет комаров сочувствую, т.к. мы недавно ходили вверх по реке Оредеж 22 км, там очень много рыбы, но зато и хватает комаров. Вернулись, правда, без рыбы, но с опухшими руками и мордами. Устали изрядно, но все было очень интересно: вышли с вечера, пришли ночью, развели костер, поели и в 4 часа начали ловить, рыбы много, но сытая, не клюет, и мы ничего не поймали. Рыба сытая, а мы остались голодными.

Вчера видел только Витьку П., а сегодня, в очереди за сахаром, Натку. В очереди за газетой Вальку Л. И больше ни кого. Сегодня днем ездил в Лахту, на взморье, купаться вместе с Витькой П. И там встретил Генку. Он живет в городе, шляется по паркам, вот и все его занятия. Мишка, Абрам и Левка уехали. Так больше никого не видел.

На днях вернулся дядя из Финляндии, очень много рассказывал о боях, очень интересно. На ошибки в моем письме не обращай внимания, а их наверно чертовски много. Зина, пиши скорее, у тебя должно быть куча интересных событий, которых к несчастью нет у меня. Я наверно вскоре опять вернусь на Сиверскую, так что пиши по адресу:

Ст. Сиверская, Варшавской ж.д. деревня Старо – Сиверская, Широкая ул. д.4 Михайловой М.П. для Ширяева

Привет.

Вова

P. S. В Ленинграде нововведение. С любого телефона набираешь № 43 и тебе говорят время с точностью до минуты.

P.R.S Ты наверно здорово загорела.

Вова

- Оказалось, что письмо-то шло неделю, - улыбнулась Зина, - а Вовка вовсе не виноват. Написал письмо мне сразу. Мне сочувствует, что комары одолели. Только вот далась ему эта Натка, лучше бы взял газетку у Вали да почитал бы, что в мире творится. Хотя – стоп! Дядя, который воевал в 1939 году в Финляндии уже вернулся домой. Война с финнами была кровопролитная, наши бойцы и пообмораживались и понесли большие потери убитыми и ранеными. Но границу наши войска отодвинули на исконно русские рубежи – за Выборг. Слишком близко находилась граница финнов от Ленинграда – 32 км.

В школе в 10 классе Зина и Володя несколько раз встречались, но отношения у них были пионерскими.

А после окончания 10 класса над Родиной нависла беда. И с первых дней войны Володя поступил в танковое училище.

Иногда, хотя очень редко обменивались письмами. Перед Новым 1942 годом Володя поздравил с праздником Зинаиду.

28 декабря 1941г.

Здравствуй, Зинка!

Поздравляю тебя с наступившим Новым Годом, который, надо надеяться, будет счастливее прошедшего.

Принято обычно на Новый Год писать друг другу пожелания. Так мое пожелание тебе это: Во–первых почаще писать письма некоторым военным, на которых я не буду указывать пальцем, во-вторых обязательно прийти на вечер встречи и не опоздать на него! Зина, пиши, как ты встретила Новый Год, о котором и я поспешу тебе написать. Как и где я его надеюсь встретить даже трудно предположить!

Зина, прямо не знаю чем объяснить молчание Натки Коблянской.

На днях получил письмо от Аньки Добрецовой. Она работает сейчас в колхозе. Пишет, что живет хоть и неважно, но ничего. Витька Парфентьев живет сейчас такой же жизнью, как и до армии, хотя он и в армии. Ну вот вроде и все. Жду с нетерпением ответа.

Пиши, Зинка, адрес все тот же.

Сам живу хорошо и жду письма.

Привет. Жму лапищу. Вовка.

Её очень покоробило упоминание ненавистного имени Натки Коблянской. Но особенно возмутилась Зина, когда прочитала панибратское обращение к ней: «Привет. Жму лапищу». Тоже мне, тяжелоатлета нашел. Какая у меня лапища? Вздор какой! Неужели все солдаты становятся такими грубыми?!

Она тут же села за письменный стол и, отчитала Володара, но не очень. Намекнула, что так к девушкам обращаться не стоит.

Следующее письмо Володя написал после окончания училища из Сталинграда. Это было не письмо, а скорее коротенькая записка:

11.5.42г.

г. Сталинград

Зина! Пишу тебе это письмо, как ты уже догадалась, из Сталинграда, где уже торчу с 4 мая.

Училище окончил еще в апреле и теперь жду назначения в часть, пока нахожусь в резерве. Зина, пиши по адресу: г. Сталинград. Почтамт. До востребования. Мне

Прости, что в сущности ничего не написал, но на этих днях напишу подробное письмо.

Все тот же Вовка, но лейтенант.

Пока! Жду ответа.

Зинаида долго и терпеливо ждала этого «длинного» письма. Но через месяц пришла такая же записочка.

Зина!

Пишу опять отписку с обещанием длинного письма. В Сталинграде прожил я недолго лишь с 4 до 31 мая, а теперь торчу в Москве, но и здесь кажется не задержусь, т.к. завтра уеду и отсюда (куда не известно). Проболтался я в Москве около недели, посмотрел метро, город, но очень поверхностно. Метро замечательное, а в отношении города надо сказать, что Ленинград лучше. Писем сейчас ни от кого получать не могу, т.к. мотаюсь с места на место, но в дальнейшем рассчитываю на письмо от тебя, Зинка, длинное письмо напишу, ей богу. Ну а уж все подробности в 1944г. на встрече Верно? Ну вот! Ну, пока, жму руку.

С приветом Вовка

Москва 9.6.42

Упоминание Вовки о встрече, хотя и не скорей он в этом виноват – (проклятая война!) Зину вдохновила. И она стала мечтать об этой встрече. Не понравилось Володино сравнение Ленинграда со Сталинградом: ведь оба города названы именами великих государственных, революционных и партийных деятелей, Зинаиде не понравилось. Но на сердце стало как-то поспокойнее. Да и подробное письмо от Володи она наконец-то получила:

г. Калинин 28.6.42

Зинка!

Наконец собрался написать тебе письмо, то самое подробное письмо, которое так долго обещал. Но собраться, то собрался, а писать и нечего. Да и ругаться, что никто и ничего не пишет уже надоело. Да, так вот самые лучшие дни после училища я провел в Сталинграде. Город надо сказать – замечательный, а главное весь в зелени. Жили мы там кто как хотел, т.к. в расположении и жить было негде, и нам отвели место за городом километрах в 12 от него на самом берегу Волги. Эх, Зинка, вот бы куда наших ребят. Все что хочешь: река (да еще какая), лес, пароходы, лодки, рыба, кино, театр, цирк. Одним словом только живи да радуйся!

Ну, да будет и на нашей улице праздник! Ой, только эту сволочь разбить. Этот рай продолжался почти весь май – загорали, купались, ели, пили и получали вдобавок по 500 бумаг. Из Сталинграда поехал в Москву. В Москве похуже, но тоже ничего. Жили на Покровском бульваре. Здесь было уж не так свободно: из расположения никуда не выпускали без строя, ну это ерунда, человек 10 сачков соберется построятся и, айда в город!! Но ты знаешь мне Москва, куда меньше понравилась, чем Ленинград, даже вовсе не понравилась. Правда много красивых зданий, замечательно метро, но хорошо все по отдельности, а в общем ерунда!! В Москве немного пообжились достали «кубари» а кое – кто даже и нашивки, правда с боем, а все же достали. Да, так вот жизнь в Москве, была куда хуже чем в Сталинграде!

В столовую - строем, да ждать часа 1,5-2, единственное развлечение – кино, да волейбол. Но, вот получаю – направление – в штаб Калининского фронта!! Очень доволен и очень огорчен. Доволен что на фронт и близко к Ленинграду, а огорчен, т.к. приходится расставаться с другом-ленинградцем Киркой Кноделем, быть может ты его знаешь, он из нашего р-на. Частенько участвовал в волейбольных соревнованиях, играл в хоккей и пр., он едет как будто на юг.

Ну, спрыснули мы с ним это дело и разъехались, с надеждой что едем уже воевать, но не знаю как он, а я с ребятами из штаба попал в Калинин, а фронт опять улыбнулся, но теперь все же ближе к нему.

Жизнь в Калинине нечто среднее между Сталинградом и Москвой. С удовольствием описал бы, но нет бумаги, с ней очень туго, а запасы кончились. Пишет ли Мишка? Я с ним и Витькой теперь переписки не имею – нет адреса.

Жду ответа.

Писем ни от кого не получаю, может не пишут, а может быть я сам от них убегаю!!

Зина изучала письмо, как знаки на топографической карте: не торопясь, внимательно, сопоставляя знаки друг с другом…

- Володя будто не в армии служит, а на курорте находится – переживала за Ширяева Зинаида. Но какая озабоченность звучит у него. Сначала говорит: живи и радуйся, а следом с горечью – будет и на нашей улице праздник. Действительно от безделья Володька в рифму заговорил: Все ему не нравится ни Сталинград, ни Москва. А какие страшные слова говорит Володя: в Калинине я ближе к фронту, а фронт ближе к нам. Он не ощущает с каким трудом я вырвалась из блокадного Ленинграда. Но писать о трудностях в тылу я ему не буду. Пусть будет спокоен за наш крепкий тыл. Мы его не подведем! И так огорчается, что ему никто не пишет. И оправдывает наших молчунов: «Может не пишут, а может быть я сам от них убегаю». Конечно принесут письмо, где адресат выбыл и отправят его обратно.

Из Калинина Володя прислал коротенькое письмо:

12.7.42г.

Г. Калинин

Зина! Пишу тебе послание уже из Калинина, лежа, в лесу. Сейчас у нас перерыв, занимались мат частью. Живем в лагерях, в бывшем доме отдыха. Лес очень … и жить очень хорошо, но, Зинка, если бы ты знала, как уже надоело находиться по тылам, ведь уже 28.7 будет год, как я … а фронта не видел, прямо даже обидно! Вот и тут ровно месяц как торчу в резерве, а об отправке на фронт не слышу. Начинаю задумываться: уж не заняться ли стихами…

Зинка, напиши, что ты знаешь о Мишке К.? Ведь от него не получил ни одного письма с тех пор, как он уехал на фронт. Пиши. До встречи в 44г.

Привет. Вовка.

- У него душа рвется на фронт, а его не отправляют, и не отправляют – переживала за Ширяева Зина – и вбил себе в голову, что мы встретимся с ним в 1944 году. Неужели мы сумеем отвоевать ту огромную территорию, от Бреста до Волги за один год? Я может быть и поверила ему, если бы не прожила зиму в блокадном Ленинграде. А он изнывает и мается, что торчит в резерве. Может быть не так плохи дела на фронте, что рядом с линией огня стоит танковый батальон, готовый ринуться в бой?

Но коротенькие записочки Вовки стали раздражать Зину. И ей в голову полезли разные мрачные мыслишки. А что, если…? А если что, то как быть?! Она не прямо: не в бровь, не в глаз, а намеками спрашивала в письмах Володю: не завелась ли у него зазноба в Калинине. Дом отдыха предполагает курортные романы. А, как говорят, умудренные годами люди, «любовь любовью, но от нее и дети появляются!».

Володя ответил довольно большим письмом, в котором подшучивал над Зиной о своих «амурных приключениях»:

И вот пришло Зинаиде большое и огромное письмо. И начиналось оно со сногсшибательной новости:

17 августа 1942 г.

Зинка! Наконец я попал в часть и получил боевую машину, ту самую которая здорово бьет фрицев.

3дорово я пишу, задело? Зина получил твое письмо, которое ты послала в Калинин. Да, кстати о Калинине, твой совет принять дозу романтики, немножко запоздал. Я догадался и принял его сам. Правда не сестрица, но девушка хорошая и правда не то что влюбился, но дружил крепко. Вот насчет наследников это ты зря – до 1944 буду верным холостяком, а там видно будет. А вот насчет скуки, так советую и обещаю отвечать тем же, как здорово припрет, так садись за письма и выкладывай всю душу, помогает - на себе проверил, только после того, как напишешь не перечитывай, а то наверняка разорвешь!, что тоже проверил. Теперь вообще письма не перечитываю после того как написал.

Ты просишь написать о новостях, но писать ей богу нечего. Ведь с Валькой Герасимовой ты переписку ведешь, следовательно те новости, которые она сообщает мне тебе известны. От Натки писем не получаю, т.к. она этого адреса еще не знает, а из Калинина ее письма почему-то не переслали, (а может их и не было).

Убит Борис Миронов, если не знаешь. Эх здорово жаль парня, ведь мы с ним еще рассчитывали встретиться и распить не одну бутылку!

Сам сегодня бездельничаю, т.к. свою машину сдал, а новую буду принимать только вечером, поэтому пользуюсь свободным временем и пишу письма.В бою еще не участвовал, т.к. вся часть в нем не участвовала. Сейчас живу в лесу в палатке, правда у нас «Ведьмедей» нет и комаров тоже, но несмотря на это живем хорошо. Днем занимаемся. Постреливаем по «Кривой ноге» (ты не пугайся, это немецкий самолет-корректировщик) как у нас говорят, из пулемета, а вечером собираемся в кучу и поем. Ребята веселые, хорошие и (может не веришь?) все друзья!

Зинка, пиши о своих спортивных делах, о жизни, о лирике, о мечтах.

Мой адрес Полевая почта 25-28-263 т. б. 2 рота. Лейтенанту Ширяеву

Привет. Вова

- Наконец-то Вовка получил боевую машину, - радовалась Зина, - представляю как широко развернулась его душа! И наверняка спел со своими друзьями (а для него теперь, он сам об этом пишет, весь танковый батальон – друзья) задорную песенку о танкистах: «три танкиста, три веселых друга – экипаж машины боевой».

Зина смахнула с ресниц слезинки и отметила, что как здорово радость окрыляет человека:

- Вовка не треплет уже мне нервы своими розыгрышами. И про Натку говорит равнодушно: «Из Калинина её письмо почему-то не пересылали, а может быть их и вовсе не было». Жаль, что сразу же меня огорошило известие – примета военного времени: Борька Миронов убит!!! Володя еще до фронта не доехал, а Бори уже нет в живых. Как же его нет? Совсем нет на земле!!! И как нелепо звучат слова Володи: «Мы с ним рассчитывали встретиться и распить не одну бутылку!».

Зинаида задумалась о превратностях судьбы, но тут же её мысли вернулись в старое русло:

- На фронте и смерть уже, наверно, стало обыденным делом. Вовка, упомянув о смерти друга, тут же подшучивает над нашими когда-то разговорами: о ведьмедях и комарах. Это, наверняка, его защитная реакция от психологического стресса. Не иначе… Ведь Володя тонкий, нежный юноша. Хотя и лейтенант, командир, а под носом на губе не усы бравого вояки, а светлый пушок мальчишки. Но над ним, его головой, самолеты-стервятники летают, а он хохмит: «стреляет по «Кривой ноге», да мне «необразованной» этот термин объясняет-разъясняет.

Следующее послание пришло Зинаиде от Володара датируемое 2 сентябрем:

2 сентября

Зинка! 2-е сентября, собственно говоря, первый день настоящих школьных занятий. Уже каждый выбрал себе по вкусу место, но не сидит на нем, а носится по классу. Все черные, загорелые, веселые. Сколько новостей, смешных и грустных историй приносит каждый, и торопится их рассказать (как бы не перебили). Часть этих историй рассказывается для всех, а другая часть, обычно более интересная рассказывается отдельно девчата – девчатам, ну и ясно – ребята – ребятам!

Эх, об этом вспоминать, только расстраиваться. Да, сегодня во сне, как это со мной бывает частенько, видел наших ребят и в частности тебя с Наткой. (Кстати почему-то вы основные действующие лица во многих снах) Ну, так вот шли мы все поздней осенью купаться, но показалось очень холодно и вроде как, я повел вас всех в буфет на Сиверской. Заказал 20 штук пирожков и пива, но сколько мы там не трепались, сколько не ждали, так и не дождались!

Ну, да ладно, ведь это сон, а если бы наяву, то обязательно б дождались. Да, Зинка, живу я скучно, ем, сплю, опять ем и смотрю сны. Мечтаю, гляжу в прошлое, надеюсь на будущее. Вспомним же и мы прошлое: Читай «неудачные похождения бравого лейтенанта Вовки»

Однажды в теплый августовский вечер, я полный смелых «лирических мечтаний», ну и мой механик – водитель, здоровый белорус, потопали с песнями до дивчат (кстати, получил благодарность от командования за песни.Во!) Только это мы пришли, да начали дело на лад лепить: вдруг… Бах! Вкатывается патруль и нас «гуляк» под винтовкой, как миленьких ведут в караульное помещение, там все дело выясняется и мы отправляемся, повесив носы, домой. Только пришли, вызывает комиссар и дает хороший нагоняй, это бы еще ничего, но на следующий день он же довольно прозрачно намекнул на это же на комсомольском активе, вот это хуже. Да, тем самым «любовные наши похождения» и закончились. Теперь сидим вечерами у танка, да поем песни – вот и все наши развлечения: прости, Зина, что писал на такой бумаге, это лист из «Истории Эдварда Деккера». Хорошая книга! Прочти!

Жду ответа. Пиши.

Все тот же Вовка.

Когда Зина прочитала первые строчки, то ей показалось, что Володьку контузили в танковой атаке: снаряд из танка противника своротил не только башню Т-34, а и мозги ему сбил набекрень. Какой школьный класс, какие парты и занятия: все в далеком прошлом.

А потом Зина тихонько засмеялась:

- Ох, и озорник же лейтенант Ширяев! Так это ему сон такой начало учебного года приснился! И тут же нахмурилась:

- Отлично, что я уже являюсь Володе во сне, только даже во сне мне противостоит моя извечная соперница Натка, (или он опять меня поддразнивает?). Жаль только, Вовка, что мы не попробовали в станционном буфете на Сиверской ни пирожков, ни пива.

Зина рассмотрела лист, на котором было написано письмо Ширяева. Он выдрал этот лист из книги. Но он был (лист этот) не целиком белый, а вверху напечатан какой-то мужской силуэт весь засоленный и затертый. Понятно, что Володя вырвал лист, который красовался после обложки. А силуэт – это портрет или автора книги «Истории Эдварда Деккаря», или самого главного героя романа Эдварда.

Тут-то Зина и поняла, что иногда не вина Володи, когда письма так часто не пишет, у него же просто-напросто нет бумаги для писем. Зинаида взяла два конверта заполнила их тонкой бумагой, чтобы листов чистых побольше влезло в конверт и отправила их к Володе на фронт по номеру его полевой почты. Пусть пишет побольше теплых, добрых слов. В третьем конверте отправила письмо.

Его ответ ошеломил Зинаиду:

19 сентября 1942г.

Зиночка, дорогая, если бы ты знала, как я тебе благодарен за это письмо!! Да нет, ты не сможешь даже и представить. Ведь это то, что я ожидал в течение можно сказать 3-х лет, т.е. ждал, поймешь ты меня или нет и в течение этих трех лет, не будем скрывать, ты меня понимала так: мол, трепло, «покоритель сердец», пустой парень, да и вообще с ним можно, говорить только об уроках, - ведь так было?!

Я думаю, что так, а между тем никто не знал, и думаю, что не знает, что я своим лучшим другом, которому можно было все доверить, с которым можно было поговорить по душам, и от одного разговора с которым становилось легче, считал и продолжаю считать Натку Коблянскую.

Правда взаимностью я, кажется, не пользовался.

Был и второй человек в классе, которого я считал действительно человеком, но к несчастью этот человек пару раз осадил меня и я от него вынужден был отойти, не смотря на желание иметь его в кругу своих друзей. И я никогда не забуду твоих слов, которых быть может, и ты не помнишь, но которые у тебя вырвались на последнем вечере у Наташки, ты хотела сказать еще что-то, но не договорила и убежала! Да, это я хорошо помню. Зинка, поверишь или нет, твое письмо получил перед самым маршем и на протяжении почти всего марша читал и перечитывал его, не отрываясь. Здорово жаль, что чайник, хоть бы не закипел, а даже не нагрелся в достаточной мере!

Зина, а насчет той штуки, что произошла на вечере 7 ноября у Натки, то я тебе скажу, что это была всего на всего глупая, пьяная шутка, способная вызвать только смех.

Зинка, я знаю, у тебя появится много непонятных вопросов после этого письма, пиши, не стесняйся, отвечу с полной искренностью на все.

Ну, вот кажется и все. Всего несколько строчек, а с души как пуд долой!

Писем пока ни от кого кроме тебя не получал, да и сам пишу их мало, но всем, чьи адреса есть: Натке К. Вальке Г. Борьке Д. Лидке Кузнецовой, домой да тебе. Вот и все.

Сейчас стоим в лесу и учимся. Времени свободного ни минуты. Подъем, зарядка, завтрак, занятия, обед, занятия, чай, несколько свободных часов, которое используешь на подготовку к проведению занятий, составление конспектов и отбой. Правда сегодня весь день свободный, т.к. весь взвод находился в наряде и заниматься не с кем.

Зинка! Пиши скорее ответ. Буду ждать его с нетерпением.

Если есть, то пришли бумаги на ответ. Этот лист дали на составление конспекта, а так бумаги ни за какие деньги не достанешь.

Ну, пока, жму лапу «ведьмедя».

Вова. Письмо не перечитывал.

- Оказывается Володя все это время любил меня!

- Колотилось в ее груди гулко сердце. Я его сама отталкивала от себя. Вот ведь какой у меня несносный характер, как у папы. Но я же безумно люблю папу, не смотря на его чудачества, почему же робость Вовки я приняла за грубость? Он же на самом деле нежный, честный человек. Что такого непотребного он сказал мне? Просто повторил чей-то афоризм, который мне в неполных семнадцать лет показался вульгарным: «У каждой женщины есть тайна, но она так цепко её держит в душе, что психологически никто эту тайну разгадать не сможет. И только откроется секрет женщины, когда будет видно простым глазом её беременность». Сказано –то мудро, но мне казалось – бестактно. Если он так говорит, то значит у него с Наткой интимные отношения, думала я. Глупая, вздорная девчонка. Не понимала что ли, какими влюбленными глазами смотрел на меня Володя?!

Над ответом Зинаида сидела долго, перечитывая по нескольку раз написанное. Не заметила, как наступила ночь. Утром проснулась, а почтальон стучит в окошечко: пришло письмо от Вовки. Телепатия, чудо конечно ….

20. сентября 1942 года.

Зинка, не успел отправить тебе одно письмо, как получил от тебя вчера, и спешу ответить.

Ты просто стала нечудо, а золото!

Письма стала писать, да все такие, что прямо не нарадуешься. Черт возьми, ты вроде, как переродилась, а насчет прошлого письма зря жалеешь, его я никогда не забуду.

Ну, ладно, а то совсем захвалил.

Ты просишь написать о ребятах, жизни, мечтах о 44 годе. Отвечаю на все, о ребятах сообщить ровно ничего не могу, т.к. все что я о них знаю, знаю только от тебя, о жизни – писал в прошлом письме. Занятия с утра до вечера, да подготовка к ним и пр. и пр. занимают все свободное время. Ты спрашиваешь, давно ли я в комсомоле – с января 1942г. (я ведь тебе об этом писал, как только поступил) Теперь наверно скоро будет веселее, т.к. наш ансамбль, который на время заглох, развернется опять, теперь уже с баяном, гитарой и мандолиной.

О мечтах и 42 годе. Вот это тема богатая!

Черт возьми, перебили, и пришлось давать оценку по занятиям экипажа.

Да, так вот, погода вчера у нас была, наша ленинградская осенняя – мелкий моросящий дождь ветер, и ты знаешь, что я вспомнил (кстати, такую погоду, в Ленинграде я любил: распахнешься, и навстречу ветру дуешь вечером по улице.Блестит асфальт, отражая свет проносящихся автомобилей, шум …)

Да, вспомнил я вечеринку у Натки, но не так вечеринку, как то, что было после нее. Была как раз такая погода и как-то вышло, что все ребята пошли в одну сторону, а ты осталась у ворот, где был и я.

Ты сказала: «Может, проводишь?» Я равнодушно согласился, но знаешь как было приятно и радостно, прошли правда всю дорогу молча, но я долго потом бродил по Лесному, и о многом передумал. Эх, скорее бы 44 г. Частенько вспоминаю наши вечеринки и сборы на каток, в Паргалово. Зинка, объясни, что это обозначает «может в буфете достанешь чего ни будь»? Ну, жду от тебя ответа приблизительно в духе тех двух писем, что прислала.

Ну, пока, крепко, крепко жму твою лапу. Физиономию к несчастью прислать не могу, т.к. ее нет, и достать не возможно. Зато у меня есть «блин рожи» но с ним я не расстанусь ни за какие блага. Чтобы понять, что такое письмо в нашей жизни, прочти брошюрку Елены Кононенко «Твоя карточка»

Привет Вовка.

Радость охватила Зинкину душу, её чувства разлились в ней, как безбрежное море от откровенных нежных слов Володи, Володечки, Вовки.

- Это он сам, мой золотой мальчик, - ликовала Зина, - И не он переродился, а я первая открыла ему свою душу нараспашку. Но он, как видно из письма, все еще не может поверить в свое счастье. Я люблю его, а он меня! Разве это не счастье? У него не только душа поет, но и сердце: песенный ансамбль организовал во взводе: гитара, мандолина, баян. Как долго Володя помнит нашу первую прогулку по ночному городу. И сколько деталей и подробностей помнит Вовка об этом свидании – любовь его скрытная, но такая нежная и романтическая. Я думала, что такая нежная любовь бывает только в книгах. А оказывается, и наяву свершаются чудеса.

Зинаида долго не могла собраться и дописать письмо Володе, как вдруг он сам, не дождавшись ответа, прислал сам свою весточку.

30 сентября 1942 г.

Здравствуй, Зина!

Почему ты ничего не пишешь?

Может я что-нибудь несусветное написал в прошлых письмах, но вроде ничего там такого не было, правда написаны они были под настроением, но я нисколько об этом не жалею, а даже наоборот.

Сейчас продолжаем заниматься, однообразно и тоскливо, единственное разнообразие в эту жизнь вносят письма, а письма эти приходят всего из мест, от тебя да от друга с Ленинградского фронта.

А теперь один из этих адресатов замолчал, да и другой пишет редко (на того, который молчит, не будем показывать пальцем). Сейчас только и живешь тем, что надеешься скоро попасть в бой, внести хоть какую-то долю в общее дело разгрома немцев. А там, разгромим немцев и (позволь помечтать, что бывает, не особо часто) жизнь потечет еще лучше, еще красивее. Выгоним немца. Постоим еще немного в лесах, а потом куда-нибудь в город, а там глядишь и отпуск, поеду домой, через Москву, в Москве как–нибудь встретимся, зайдем куда-нибудь в уютный уголок и переговорим обо всем, обо всем, а там в Ленинград: приеду к матери –она наверно постарела и сильно изменилась, ведь много пришлось перенести в осажденном Ленинграде, но «ты жива еще моя старушка: жив и я». Как где-то сказал Есенин. Поживу с ней. Потом в Казань к Натке, и опять со спокойной душой в армию, т.к. теперь я уже считаюсь кадровиком.

А с тобой мы бы чудно провели время, выпили бы, помечтали, потанцевали, разреши надеяться, что ты бы не отказала. Ну, ладно, а то размечтался, а бумаги больше нет, да и на конверт искать негде.

Пиши, Зинка: Адрес нов.2528 полевая почта часть 941 Ширяеву В. Т.

С приветом я

Жду ответа с нетерпением. За каждое письмо готов петь не только один, а хоть пять раз.

Пиши!!!

С приветом! Жму лапку!

«Ведьмедь» - пиши!

Еще раз, пока!

Все тот же, но чуть

Поумневший и переставший задирать

Нос школьник

Вовка

С каждым Володиным письмом у Зинаиды крепла уверенность, что лейтенант Ширяев любит крепко её.

- Надо же какой он преданный парень – размышляла Зина – Как он трогательно написал о своей поседевшей и постаревшей матери. По–есенински трогательно и даже цитату из стихов этого великого лирического поэта привел в письме. Библиотеки в лесу на танковом полигоне не бывает, а значит, он любит поэзию и знает много стихотворений Есенина наизусть.

Но приехать к первой, если будет отпуск, Вова приедет ко мне в Москву! А потом уж к родной и любимой маме. И не к какой НаткеКобелинской я Володеньку одного не отпущу. Не позволю. Если поедем к Натке в гости, то только вдвоем. Ах, как я быстро превращаюсь в эгоистку и собственницу. Но мне это совсем не противно, а приятно чувствовать, что Вовка мой! Мой! И ничей больше… А Володя такой тактичный человек, не желает меня обременять горестными известиями. Про смерть своего друга написал туманно: «Единственное разнообразие в эту жизнь вносят письма – от друга и от тебя. А теперь один из адресатов замолчал, а другой пишет редко».

Зина посмотрела на концовку послания, которая ей понравилась при первом чтении и отметила:

- Как же буквально на глазах повзрослел Володя! Он это и сам замечает, но пытается прикрыть свою суть шуткой: «Все тот же, но чуть поумневший и переставший задирать нос, школьник Вовка».

Зинаида возвращалась из института домой уставшая, замотавшаяся, но посмотрев в почтовый ящик и обнаружив в нем два письма от Вовки, словно заново народилась. Усталости как не бывало, а радость хлещет через край:

16 ноября 1942г.

Здравствуй, Зина!

Объясни, чем вызвано твое молчание, вот уже более чем полмесяца от тебя нет ни слуху ни духу. Зинка, пиши же хоть пару слов, как живешь, чем дышишь, имеешь ли переписку с ребятами?

Могу тебе сообщить ряд адресов:

2569 полевая почта часть 510 Крупеникову М.И.

Калининская область, город Кашин, Зеленцовскийс/с д. Алпатово,

Добрецовой А.И.

Г. Вольск Саратовской области, часть 376. Парфентьев В.И.

Зинка, пиши им, но не забывай и меня. Я живу все так же.

С приветом.

Крепко жму лапу! Вовка.

20 ноября 1942г.

Здравствуй, Зина!

Вчера получил от тебя письмо, полное так сказать незаслуженных упреков.

Во-первых, как это так «почему я не хочу писать? Пишу чуть ли не каждый день. Не говоря уже об ответах на твои письма. А в отношении чего либо обидного, так это ты зря, что бы ты не писала, обидного ничего быть не может, а наоборот, каждое письмо, какое бы оно ругательное даже бы ни было, только радует!

Теперь в отношении тех вопросов, что ты задавала в прошлых письмах. Ответил на все, и весьма пунктуально, ты только задавай их побольше, на все с удовольствием отвечу.

А своей симпатии до сих пор еще не знаю адреса, хотя в ближайшем будущем надеюсь узнать! (насчет чайника согласен, но он, по-моему, не совсем холодный, во всяком случае, не должен бы быть таким).

В отношении вечера 7 ноября то права, но неужели я действительно «отчаянно» ухаживал за Иркой А.? Если это так, то разреши считать это себе за плюс, т.к. я вообще считаю себя малоспособным ухаживать.

Зина, ты просишь сообщить адрес Ирки, но я его к несчастью не знаю. Мишкин К. адрес и А. Добрецовой я тебе писал в прошлом письме, но повторяю:

2569 полевая почта Часть 510 Крупенников М.И.

Калининская обл. г. Кашин, Зеленцовский с/с дер. Алпатово Добрецовой А.И.

Мишка в своем письме просил сообщить твой адрес «или лучше сообщи ей мой, пусть мне напишет». Я сделал и то и другое, но не знаю, кто из вас напишет первым, ведь вы оба здорово упрямые.

От себя могу сказать: «Зинка, плюнь на все старое и напиши ему пару слов, так- то будет лучше», но не навязываю, дело конечно твое.

Я живу все также, сейчас занят вопросом, где бы раздобыть лыжи и вспомнить «Кавголовские дни», а они ведь были здорово хорошие.

Зина, Пиши!!! Пришли если есть свое фото! Буду очень благодарен.

Свое бы прислал, но его нет.

С Приветом Вовка

Первое письмо было коротенькое, а второе пообъемнее, покрупнее. Прочитала сразу одним махом, взахлеб. А потом стала прокручивать в голове, полученную информацию от Вовы:

- Неужели он не получает мои письма – забеспокоилась Зина. – Я же отвечаю ему на каждое письмо: Наверно, из Москвы письма идут дольше, чем с фронта. Почта перегружена и гражданским письмам не сразу дают зеленый свет. Но главное в Володиных письмах – доброжелательность. Он ни сколько не обижается на мои колкости: «Обидного ничего быть не может, а наоборот, каждое письмо, какое бы оно ругательное, даже бы ни было, только радует!» А какой Володя самоотверженный и нисколько не ревнивый. Понимает, что на фронте только и ждут хоть от кого-нибудь письмецо. Так он дает мне адрес своего друга Мишки и советует: «Зинка, плюнь на все старое и напиши ему пару слов». А как он хорошо помнит наши лыжные с ним походы в Кавголово? Сердце замирает, как нам было хорошо с Володей!

Однако зря Зинаида беспокоилась о скорости военных и гражданских писем. Все понимали, что полученное письмо с фронта или на фронт придают нам силы и надежду на скорую победу над врагом. Зина получила от Володи сразу два письма, теперь вот еще одно пришло, а он пишет, что получил за два дня от нее целых четыре письма. Сначала одно, а потом три, в том числе с бумагой.

- Будет на чем Володьке письма теперь писать – радовалась Зина, в особенности откровениям Володьки, что он не относился к ней не «хуже, чем к остальным другим девчатам». Более того он клянется, что: «Об этом знал мой дневник, который я сдуру пытался вести». Это не сдуру, а хорошо. Доберусь я до дневника, то так будет интересно мне прочитать мнение Вовы: «в сущности, Зинка девчонка хорошая, и жаль, что я с ней поругался!»

Еще больше вдохновило Зинаиду письмо, в котором Володя от презренной прозы перешел «к высокопарному слогу стиха»:

21 ноября 1942г

Зина! С удовольствием бы послал фото, но за неимением его высылаю, кое-что подходящее к нему:

Если хочешь - напиши подробно,

Об июле, парке и о том,

Как смеялись громко и беззлобно

Над одним влюбленным пареньком.

Как стихи читали, песни пели,

Как встречали по утрам рассвет.

Как в залитом солнцем вестибюле

Было нам по восемнадцать лет.

Если хочешь - вспомни и засмейся

Напиши сейчас же, второпях,

Я пришлю портрет красноармейца

В остром шлеме, в грубых сапогах.

Он хотел должно быть засмеяться,

Вспоминая прошлые мечты,

Но пластинка девять на двенадцать

Отразила хмурые черты.

Ты не верь, пожалуйста, пластинке,

А взгляни, как осторожно ель

Осыпает мягкие снежинки

На его танкистскую шинель.

И пойми, что никаких восторгов

От тебя вдали не растерял,

Это просто молодой фотограф

Слишком долго фокус выбирал.

Пусть тебе, любимая, приснятся

Вечера на Невских берегах,

В зимний день, как танки в бой несутся,

Паренек в армейских сапогах.

Вот, Зиночка, и все!!!

Добавлять в прозе ничего не хочется.

Если я очень расчувствовался, то это только благодаря лирическому настроению.

Если что не понравилось, то не обижайся – настроение.

Жму лапку!

Все тот же школьник

Вовка

21 ноября 1942г.

Зина остолбенела, прочитав Володино письмо.

- Не зря я сравнивала Володю с Есениным. Он не только внешне схож с поэтом, но так же талантлив, как Сергей Александрович. Такие бесподобные стихи! Теперь мне и фото на память не надо – он свой портрет девять на двенадцать запечатлел своим поэтическим даром. Он не только Володар,- но и Поэзиодар. А что его нежность ко мне растет изо дня в день видно так же по словарному лексикону: сначала он писал – жму лапищу, потом лапу, а теперь лапку …

Но все же Зинаида не позволяла себе впадать в стихию эйфории. Написала опять в письме какие-то ревнивые строчки. На эмоциональные всплески души любимой девушки, парень не реагирует болезненно как она сама. Да и Зине стало стыдно, когда она прочитала самоадвокадские оправдания Володи:

6 декабря 1942г.

Здравствуй, Зина!

Зинка, напрасны обвинения, в том, что я редко пишу письма, ей Богу ведь часто. Лидке Ш. письмо написал и жду ответа, т.ч. пусть не обижается. Матери пишу тоже часто, прямо не знаю почему она не получает их?

Да, Зинка, письмо вчера твое читал на «сцене»! (не подумай что вслух) А произошло это так: вчера наша самодеятельность давала концерт, в котором, не хвалясь, и я занимал не последнее место, и вот перед самым началом вваливается наш почтальон и вручает мне твое письмо. Я, конечно, ни мало не смущаясь, вскрываю его и читаю, да так увлекся, что и не заметил, как все со сцены смотались, и публика с недоумением смотрит на длинного болвана, который стоит посередине сцены и, поплевывая на всех, что-то читает, но тут меня окликнули, и я со смущением смотался. Концерт дали ничего, хороший, получили за него благодарность от командования и премию 2000р, которые решили отдать в фонд обороны. Вот какие дела, а ты говоришь, я ничего не пишу тебе, другой раз пишу даже по 2 письма в день, да еще стихи. Не знаю только, получила ли ты их?

Натка почему-то молчит, на все мои письма, правда может быть ей сейчас не до этого. Мишка тоже изредка, только получаю письма от тебя. Ты не удивляйся, что письмо состоит из каких-тоурывков, это я смотрю на твое письмо и отвечаю на него. Насчет «очей» и «покорителя» ты, правда, загнула. И мне очень тяжело, что до сих пор меня так еще не поняла, я говорю о школе. Какой там к черту покоритель, если он целый день валялся на кровати с книжкой, ой, и вообще, чуждался «прекрасной половины человеческого рода».

Зинка, пиши и чаще!!

Буду с нетерпением ждать ответа!

Адрес тот же.

Жму руку Вовка

От А.Добрецовой ответа не получал.

Ей приятно было читать слова Вовки:

- Насчет «очей» и «покорителя» ты, правда, загнула. И мне очень тяжело, что до сих пор меня так еще не поняла, я говорю о школе. Какой там к черту покоритель, если он целый день валялся на кровати с книжкой, ой, и вообще, чуждался «прекрасной половины человеческого рода». А как Володя трогательно рассказал, как он читал письмо, полученное от меня, на сцене. Это же признак самозабвенной любви, никого не замечает вокруг, а все мысли его устремлены ко мне. Ура! Ура! Ура!.

Следующий конверт из почтового ящика Зинаида вынимала с особой осторожностью, что-то более твердое и плотное лежало в нем.

- Неужели Володя послал фото? – сразу же мелькнуло у Зины в голове.

И она угадала:

13 декабря 1942г.

Здравствуй, Зина!

Последние дни совершенно никому не писал, т.к. не было ни минуты свободного времени. Вот сегодня немного посвободнее. Я сел за письмами, надо написать их штук пяток. Стоим пока в лесу, жизнь идет все так же. Зинка, я тебя уже перегнал – я кандидат, а ты по моему еще ВЛКСМ! Посылаю тебе свою единственную фото-морду. Хотя пластинка и не 9х12, но она отразила хмурые черты. Я вообще долго думал, стоит ли ее посылать, но потом решил – все таки, немного, похоже. Посылаю и жду твоей!

Зинка, сегодня старшему лейтенанту Вовке исполнилось ровно 19 лет, а сколько уже пережито, сколько хороших воспоминаний о школе, о юношестве, потому что в настоящее время 19 лет – это уже не юноша, а боец, готовый в любую минуту идти вполне сознательно в бой. Но, ничего, Зинка, наше юношество еще впереди. Еще в 1944 встретимся и переживем все снова, вспомним о тяжелых днях, которые переносили в разных местах, но все же вместе, вспомним это, выпьем и забудем!

Теперь насчет тех стихов – это Есенин по «неполным данным»

Эх, Зиночка, как порой хочется написать от всего сердца письмо любимой девушке, а ее нет, сознаюсь тебе, что в 19 лет тяжело без любимой, без близкого друга. Ты знаешь, точно сказано в «Твоих письмах» Елены Кононенко, что на фронте злость не знаешь, куда девать, а вот все хорошее, нежное не находит себе выхода и накапливаясь рвется через край. Единственный выход это письма, а их получаешь мало, да и не такие, какие бы хотелось! Вот некоторые друзья получают письма, так письма, после них ходят и по 3 дня сияют!

Ну, ладно пока!

Жму лапу и жду ответа! Вова

Очень важные сведения извлекла из этого письма Зинаида:

- Ему присвоили очередное звание. Володя уже старший лейтенант, да еще кандидат в члены партии. А я об этом даже и не помышляла. Считаю себя беспартийной коммунисткой. Поступаю всегда по совести и на пользу общего дела. Но как он ловко вставил мне шпильку про намеки мои на плагиат: «Это Есенин «по неполным данным». А разве крик его души не продолжение любви Володи ко мне? Конечно же, да! Он об этом пишет прямо: «На фронте злость не знаешь куда девать, а вот все хорошее, нежное не находит себе выхода и, накапливаясь, рвется через край!». Мне надо аккуратнее и бережнее относиться к нему. Вот ведь он, какой ранимый. Пусть и он, получив мое письмо, «ходит три дня и сияет!»

Следующее письмо Зинаида получила в Новом 1943 году. Володя её поздравил, написал как он со сослуживцами его отпраздновал и вспомнил как хорошо они справляли Новый год до войны!

1 Января 1943 года

С Новым Годом, Зинка!!

Как провела Новый Год, хоть и без старых друзей, но все же, наверно, весело, хоть и не веселей чем встречали 1941 год.

Новинки, о чем я знаю, правда, только по рассказам. Зина, пиши, как можно подробней о том, как встретила Новый Год!

Я встречал его так: часов в 10 легли спать. В 12-00 дежурный вошел в нашу землянку и разбудил всех. Поднялись мы, пожали друг другу руки, поздравили друг друга с Новым Годом, поделились воспоминаниями, попели немного и опять спать. Что делать (выпить было нечего). Сегодня у нас выходной день. С утра пришел комиссар и командир, и поздравили с Новым Годом всех папиросами!! Закурили, знаешь, что я вспомнил? Вечер у Натки, выпили, потанцевали и стоим ребята и девчата на лестничной площадке и курим, разговариваем, смеемся. Да, как всего одна папироска может много напомнить! Днем обещают кино-фильм, посмотрим и на этом празднование Нового года у нас закончится. Сейчас сижу в землянке и пишу письма, дымит печка, ребята лежат на нарах и поют. Все ребята у нас хорошие, а главный веселас ленинградец, земляк, Т. Киричук.

Писать тебе кончаю!

Желаю всего наилучшего. Жду ответа. Привет. Вовка.

Поют «Любушку» - присоединяюсь.

Вовка

Но и старший лейтенант Ширяев получил от Зины поздравлениево время. И тут же написал ей ответ:

3. января 1943года

Зина, сегодня я получил от тебя письмо, которое меня очень обрадовало, и вот почему: во-первых оно мне дураку, открыло глаза на очень многое, которого я раньше не мог понять, даже те два письма, о которых ты вспоминаешь, не помогли мне добиться от тебя чего не будь, что дало бы мне возможность увериться во взаимности. Но ответы на эти письма не принесли ничего ясного и положительного ответа, но, по совести сказать, мне ведь, Зина, трудно было надеяться на то, что ты меня считаешь за более менее толкового парня, а не за баламута и трепача, за которого меня многие принимали, да наверное и сейчас принимают, по старой памяти. Ты, да и я согласны в том, что в 19 лет трудно быть без любимой или любимого, но я скажу, что гораздо труднее бывает тогда, когдалюбишь и почти уверен, что надеяться на, хотя бы каплю, любви с другой стороны нечего. Это, Зиночка, гораздо труднее, и я именно в таком положении был до твоего последнего письма.

Я довольно часто вспоминаю наш прощальный вечер у Натки, вот и сейчас он стоит у меня перед глазами. Ты в комнате подходишь ко мне и говоришь (с чего начала я не помню) «Эх, Вовка, Вовка, если бы ты знал, что было в 8 классе». И сказано это было так, так было сказано, что молодой человек Вовка разревелся, как последняя баба и в таком настроении провел остаток вечера на балконе, как дурак, ничего толком так и не понявший и не добился никакой ясности. Да, в этом кое-какую роль сыграла и наша ссора, ведь упрямы мы оба и довольно здорово. Как некие животные с длинными ушами.

Но теперь, Зиночка, все ясно, ясно, что ты можешь не считать себя дурой, ясно, что я все же дурак, а главное ясно все вообще, и мы оба будем сиять, получая оба такие письма, о которых мы так много говорили.

Зинка, в 1944 году мы обязательно должны встретиться, если это не произойдет раньше, ой, и что же тогда будет!!!

А такую дивчину, о которой ты пишешь, я давно уже нашел, знаю ее точный адрес, фамилию, зовут ее Зиночка, живет она в Иваново, вот единственно не знаю ее отчества, а оно не особенно и важно, «Зиночка» и все ясно!!

Если бы я смог, это откровенно и точно, я бы тебя просто расцеловал за твое «последнее» но первое письмо, все ясно, милый геолог, продолжай так же смеяться, ругаться, быть хорошим другом для других, а для меня моей Зиночкой и не забывай о Вовке.

Пиши! Ну, засим крепко, крепко жму лапку (все же не лапищу) и жду скорого ответа.

Вовка 3.1.43г. 20-00

- Как долго мы с Володей шли к пониманию друг друга, - подумала Зина, прочитав письмо и облегченно вздохнув. – Он же мне в этом письме открыто заявляет. Без всяких намеков, что любит меня! Любит и точка! Он же собирается расцеловать меня за мое признание, а я его. Мы оба счастливые влюбленные люди. Начинается у нас с Володей наша новая светлая вера!

Все о чем думала и чувствовала Зинаида, она тут же написала в письме старшему лейтенанту Володару Ширяеву. Мечтая сменить свою девичью фамилию Баранова на Володину. Её несла любовь к своему Вовке на крыльях, преодолевая поля и леса, города и села, через тылы и фронты.

Только для влюбленных новая светлая эра не настала, а Зинаида так и продолжала носить свою девичью фамилию – Баранова. Но свою любовь к Володьке продолжает нести и хранить до сих пор.

Ей уже 91 год, а Володе так и осталось -19. Какое зеркальное отражение в этих числах: 19 – 91! Время застыло для Зинаиды Ефимовны Барановой.

Но еще два письма, после признания Володи в любви к Зине, Баранова получила.

31 марта 1943 года

Здравствуйте многоуважаемая товарищ

Баранова Зинаида!

Получивши сегодня ваше скромное письмо с просьбой ответить, где ваш близкий друг и товарищ Ширяев В.Гр. Да, тов. Ширяев находился в нашем подразделении, каковой действительно служил честно, добросовестно выполнял свой долг перед Родиной.

16 января 1943 года когда выпало счастье мне и вместе со мной Володару с оружием в руках защищать нашу землю, тов Ширяев и здесь проявил смелость, храбрость, мужество, отвагу и воинскую дисциплину.

Тов. Ширяев дрался с немецкой сворой геройски. Не одна сотня его огнем из пушки и пулеметов было уничтожено противника.

И вот в этом бою, наш и ваш близкий друг старший лейтенант Ширяев Володар Григорьевич пал смертью храбрых.

Да, утрата большая, но советский народ будет чтить вечную память борцам павшим за правое дело. За дело СОЦИАЛИЗМА

Бойцы и командиры нашего подразделения на могилке тов. Ширяева поклялись отомстить за погибшего нашего и вашего друга немецко-фашистским захватчикам тройным ударом и это уже выполняется.

Вы же, Зина, со своей стороны должны утроить свою работу, хотя я не знаю где вы работаете. Вы, Зина, и ваш дружный коллектив должен ответить на смерть тов. Ширяева стахановской работой. Это будет ваш ответ.

Передайте вашему коллективу, и лично вам мой фронтовой большевистский привет.

Адрес = 92921 – Н. Пишите.

Капитан Шалгин

Здравствуйте Зина!

Ваше письмо получил и думаю, что мое первое сообщение о потере вашего близкого друга Володара не подорвало ваши боевые силы, а наоборот, вы приложите все силы для того, чтобы подготовить лыжников столько, сколько потребует фронт квалифицированных бойцов (если я не ошибаюсь).

Зина! Я также чувствую из вашего письма Т. Киричуку, что ваша утрата велика – Володара. Но вы советская девушка 19 лет, будете мстить гитлеровским мерзавцам своими трудовыми подвигами в тылу.

Я надеюсь, что вы не подкачаете Зина! В последних строках вашего письма вы просите передать вложенное письмо Т.Киричук. Тов. Киричук так же служил вместе со мной, в одной части. Я, как и Володара, так и Т.Киричука знаю по совместной службе, как свои пальцы. Но, как и Володар Ширяев, так и Т. Киричук жизнь свою отдал за наше правое дело, они погибли в одном бою в одно число и в один час. Вы просите передать другому бойцу. Но этих людей, с которым он служил, ни одного нет, они выбыли в другую часть, а осталось тот, кто знает Володара, это я один.

Зина, я, безусловно, знаю, при каких обстоятельствах погибли тоти другой. Но это сообщить вам невозможно, лишь потому, что не пропустит цензура.

На этом пока до свидания.

Желаю вам больших и самых наилучших успехов в работе и здоровья.

С дружеским приветом

Подпись.

5.05.43

Полевая почта 92921-1

Владимир Крайнев

Прочитано 2149 раз
Другие материалы в этой категории: « Клеймо раба вместо имени Укрыл туман верхушки сосен »